VCH KortnevaЮлия Вячеславовна Кортнева

кандидат психологических наук, старший преподаватель

кафедры индивидуальной и групповой психотерапии











VCH Kortneva_01ВСТАНЬ И ИДИ

Эрве Базен


Бывало ли с вами так, что кажется – подняться на ноги снова невозможно?

Героиня романа – Станс – совсем юная. Она только успела закончить школу. Потеряла на войне брата – и сама попала под бомбежку. В начале книги она передвигается в инвалидном кресле, но может стоять… недолго. В конце книги она погибает. Очень короткая жизнь… и готовность прожить ее до последнего дыхания.

Как заставить себя встать? И ради чего человек встает, когда кажется, что никаких сил для этого недостаточно?




VCH Kortneva_02ВСЕ ТОТ ЖЕ СОН

Дина Рубина


Удивительная история. Простая история.

13 лет. Драмкружок и – «Хватит придуриваться. Посмотри в свой дневник: алгебра – два, два, три, физика – три, три, два. Нормальный из тебя Самозванец». Героиня и еще один вынужденный подвижник сцены, жертва школьной самодеятельности – шпана большого полета Сенька Плотников – репетируют сцену «В келье» в трагедии Пушкина «Борис Годунов».

Первая встреча со своим призванием, первое удивление перед тем, что еще вчера казалось обычным. Восхитительная Дина Рубина – и почему бы не начать знакомство с ее творчеством с этого рассказа? Или хотя бы улыбнуться тому, как вы когда-то открывали ее книжку в первый раз.


VCH Kortneva_03VITA NOSTRA

Марина и Сергей Дяченко


Gaudeamus igitur, Juvenes dum sumus! Студенческие годы… Школьные годы – чудесные, а студенческие – какие? Саша Самохина, героиня книги, поступает в институт… ее принуждают отправиться в институт, поезд увозит ее далеко от дома. Из этого Института нельзя отчислиться и уйти. Здесь нельзя прогулять занятие, провалить зачет – случится что-то очень страшное. Может быть, с ней, может быть – с ее близкими. А может быть, с самим временем. Ведь время – это понятие грамматическое… Саше придется учиться у странных наставников, открывать математику как утешение, а философию – как игру, в которой многословные определения кажутся (а может быть, и являются?) «дракончиками, свернувшимися в комок. Надо только найти хвост, надо только осторожно начать разматывать; вопрос ведет, как ниточка, вдоль позвоночника твари. От хвоста к головам, а голов может быть много…» И однажды Саша понимает, что ей не хочется уходить. Что ей нравится учиться.

Вот только несказанные слова вырываются изо рта золотыми монетами, а чтобы расправить крылья за спиной, необходимо разрезать старый свитер. И надо стать не человеком, а словом… реализовать свое предназначение.


VCH Kortneva_04ШКОЛА В КАРМАРТЕНЕ

Анна Коростелева


Еще одна версия Хогвартса? Возможно, для кого-то и так. Но я ведь помню – я училась там, и мы были такими, когда приходили поступать, и наши наставники казались нам такими… Я узнаю наши шутки и вспоминаю наши экзамены, и – я хочу видеть своих студентов такими…

Гвидион глубоко вдохнул и удержал Змейка за рукав. Когда он взглянул Змейку в лицо, у него вяло мелькнула в голове фольклорная формула «тут мне и конец пришел». Но, не выпуская рукава Змейка и забыв прибавить обращение «учитель», он сказал:

– Я не могу заразить здоровое животное для того, чтобы сдать экзамен. Это ничтожная цель.

– А для чего вы могли бы это сделать? – спросил Змейк.

У Гвидиона мелькнуло что-то вроде «ради обусловленного жесткой необходимостью научного эксперимента, который нельзя провести иным способом», но в это время овца тряхнула ушами и еще что-то проблеяла, Гвидион случайно представил себе ее ягненком и ответил:

– Ни для чего.

– Ради обусловленного жесткой необходимостью научного эксперимента, который нельзя провести иным способом,– сухо скорректировал его Змейк. – Идите. Шестьсот восемьдесят девять.

Это был высший балл.


VCH Kortneva_05МЕЖДУ ДВУХ СТУЛЬЕВ

Евгений Клюев


Удивительная поэтика абсурда.

Вам нравятся лимерики, вы зачитывались «Охотой на Снарка»? Может быть, вы найдете его дремлющим между страниц этой книги. Его не обидят тут.

Вы считаете себя серьезным человеком? Тогда вам предложат Пирог с Миной – и самым обстоятельным образом обдумать свой выбор между тем, чтобы прислушаться к Здравому Смыслу или отправиться на Пир Воображения.

Вы боролись со сном на сложной лекции? Тогда постарайтесь успеть расспросить Белое Безмозглое, пока оно еще не заснуло: ведь «парадокс общения в том и состоит, что можно высказаться на языке и тем не менее быть понятым».


VCH Kortneva_06МАДРАПУР

Робер Мерль


Архетип пустого города… Герой книги вылетает в неизвестную вам страну с пустого аэродрома. Если несколько часов или дней в салоне самолета – это то, что отделит его привычную жизнь от будущего, которому никто из пассажиров не готов дать имя. Что взял каждый из них с собой в дорогу, от чего им придется отказаться и кто будет ждать их на Земле?

Опубликовано в Время читать!

Профессор и и.о.зав.кафедры индивидуальной и групповой психотерапии

Елена Васильевна Лавринович

рассказала о том, что такое тренерская позиция и как выбрать программу обучения тренерскому искусству.


Как выбрать обучающую программу тому, кто хочет сам стать тренером?


С моей точки зрения, есть три важных момента, на которые следует обращать внимание при выборе программы, направленной на овладение профессией тренера.

Во-первых, программа должна быть длительной, не менее 150, а лучше еще больше часов. Это требование к программе связано с тем, что участники должны не только получить определенные знания о построении тренинга, групповой динамике и многим другим аспектам работы тренера, но и обязательно отработать свои навыки в учебной группе.

Во-вторых, подготовка специалистов групповой работы считается полноценной только в том случае, если они сами получают вначале опыт участия в тренинговой или психологической группе, а только потом, на своем опыте почувствовав, что такое быть членом группы, становятся «групповодами».

И в-третьих, программа должна завершаться сдачей выпускной работы, показывающей приобретенную квалификацию тренера. Как показывает практика, участие в программах обучения не всегда свидетельствует о том, что участник сможет в дальнейшем самостоятельно проводить тренинги. К сожалению!

В программе, которую я веду с 2005 года (прим.ред. – «Искусство групповой работы: тренинг тренеров и ведущих групп»), выпускная работа является обязательной частью программы и Университет выдает удостоверение о повышении квалификации только в том случае, если участник успешно подготовит выпускной тренинг и продемонстрирует свою квалификацию.


На рынке в настоящий момент есть много различных предложений по подготовке будущих тренеров. Как Вы считаете, кому в первую очередь следует выбирать Вашу программу?


Практика показала, что нашу программу чаще выбирают слушатели, которые работают в учебных заведениях различного уровня и направленности, различных социальных службах, благотворительных фондах и других организациях, которые активно развивают свои социальные проекты с использованием в качестве инструмента работы с участниками тренинг и фасилитационные процедуры. Мы считаем, что это не случайный выбор!

Программа построена таким образом, что вначале она обучает будущих тренеров создавать работоспособную и управляемую группу из определенного количества пришедших на обучение слушателей, а только потом, когда они активны и заинтересованы, обучать их тем или иным знаниям, умениям и навыкам.

Такой подход наиболее полезен тем будущим тренерам, которые сталкиваются с задачами работы с маломотивированными, если не сказать больше, группами участников, которым приходится работать с участниками, которые в любой момент могут покинуть группу, и которые иногда вообще слабо себе представляют зачем они присутствуют на группе.

Именно с такими проблемами чаще всего приходится сталкиваться основному «контингенту» наших слушателей. И программа позволяет им успешно решать такие задачи. Поэтому мы считаем, что программа «Искусство групповой работы: тренинг тренеров и ведущих групп» в наибольшей степени подходит именно таким группам слушателей.

Причем среди участников программы у нас не только психологи или специалисты, получившие второе психологическое образование, но социальные работники, преподаватели и педагоги, филологи, юристы, историки, экономисты и менеджеры, решившие сменить профиль своей деятельности.

И обратная связь от участников прошедших групп, которые активно работают в практике, подтверждает правильность этого подхода и полезность программы.

trening intervyu_2

Одна из главных целей программы, ведущей которой Вы являетесь, является формирование тренерской позиции. Что такое «тренерская позиция»?


Ключевым отличием тренинга от других форм обучения является собственно то, что участникам предоставляется возможность в комфортной ситуации в группе отработать те навыки, на формирование которых направлен тренинг – обрести «сознательную компетентность».

И здесь, если мы хотим получить результат, главным является активное участие членов группы в процессе отработки формируемых навыков. А это оказывается возможным только в том случае, если, что называется, группа работает сама, а тренер только направляет и корректирует ее активность, управляет ее работой и групповым процессом.

Обеспечить активное участие членов тренинговой группы в отработке навыков и умений, помочь участникам раскрыть свои ресурсы, позволяет правильно выбранная тренерская позиция. Ее выработка у участников является одной из ключевых задач нашей программы «Искусство групповой работы: тренинг тренеров и ведущих групп».

Опубликовано в новости на факультете

«Развитие любого ребенка теоретически не имеет границ»

Психолог Виктор Зарецкий о том, как сделать так, чтобы дети сами захотели учиться


«Сначала важно достичь с ребенком понимания: зачем ему вообще учиться. Он должен ответить для себя на эти вопросы, тогда появится собственное желание. Он начинает учиться сам, убеждается в том, что у него не получается, и в этот момент единственная для него возможность продвинуться вперед в рамках собственного замысла — это обратиться за помощью к учителю или родителю. И если ребенок получает адекватную помощь, то он не только испытывает чувство благодарности, но и развивается», — рассуждает психолог, профессор кафедры индивидуальной и групповой психотерапии факультета консультативной и клинической психологии МГППУ Виктор Зарецкий. В колонке, написанной для «Реального времени», он рассказывает о лучшем зарубежном опыте в области образования, понятии зоны ближайшего развития ребенка и о том, как объяснять детям смысл обучения.


Прежде всего нужно достичь понимания с ребенком: зачем он будет учиться

Как ни странно, лучший зарубежный опыт в области образования, который стоит брать на вооружение, был создан в период в конце XVIII — начале XIX века. Мои любимые педагогические книги — «Книга для раков» (1780) и «Книга для муравьев» (1806) Кристиана Готтхильфа Зальцманна. Первая о неразумном воспитании, а вторая о разумном.

Главы книги о неразумном воспитании звучат так: «Как вызывать к себе ненависть у детей», «Как сделать, чтобы дети тебе не верили», «Как сделать, чтобы дети тебя презирали», «Как заглушить у детей любовь к людям», «Как научить детей быть жестокими» и т. п. Она называется «Книгой для раков», потому что рак учил своих детей не пятиться назад — а сам пятился. Самая страшная педагогическая ошибка, по Зальцманну, — это когда родители учат тому, чего сами не делают. И слова расходятся у них с делами. Ведь дети берут то, что они видят по действиям, а не по словам.

Понятно, что родители не могут быть идеальными. Родитель может в какой-то ситуации разозлиться и эту злость продемонстрировать, ребенок это воспримет. То есть родитель может быть и добрым, но он же не всегда такой, все может случиться. Просто если родитель вдруг поступил вразрез с тем, чему учит, то ему надо признать это, в конце концов каждый имеет право на ошибку! И тогда это, наоборот, подтвердит ребенку, что для родителя важно то, что он говорил про «быть добрым». Но если слова и дела расходятся систематически, то получается обратный эффект: то, что говорится ребенку на словах, не воспринимается. А то, что он видит в действиях, он берет на вооружение как образец для поведения. Мы считаем, что для учителя, родителя, любого взрослого это один из важнейших моментов.

А второй момент, который был описан в «Книге для муравьев», — в этих книгах есть только одно подчеркнутое слово — «сам». Зальцманн расписывает на двух страницах то, как полезно и чем полезно, когда ребенок сам чем-то увлекается и начинает, например, что-то конструировать. И мы делаем акцент именно на самостоятельной работе. Сначала важно достичь смыслового контакта, согласия, понимания с ребенком: зачем он будет учить математику (русский язык и др.), зачем будет заниматься шахматами и зачем вообще учиться. Он должен сначала ответить для себя на эти вопросы, тогда появится собственное желание. А потом он начинает учиться сам, пытаясь что-то делать, и убеждается в том, что у него не получается. И в этот момент единственная для него возможность продвинуться куда-то вперед в рамках собственного замысла — это обратиться за помощью к учителю, родителю или взрослому.

Смысл же учебы совсем другой. Обычно учитель приходит и говорит: «Тебе надо учить это, давай запоминай! Слушай меня!» А ребенок отвечает (или думает): «Зачем мне это нужно? Мне это вообще неинтересно», — и не слышит ничего от учителя. Учитель пытается воздействовать мотивирующе или как-то иначе, угрожает двойками, тем, что у ребенка ничего не получится, что его выгонят из школы, родители накажут, но это воздействие не очень эффективное. Зальцманн подчеркивает как раз важность самостоятельной работы. Действуя самостоятельно, ребенок обязательно сталкивается с трудностями, а значит — нуждается в помощи. И если он получает адекватную помощь, то не только испытывает чувство благодарности, но и развивается, а если научится запрашивать помощь, не чувствуя унижения (а это зависит от отношения взрослого к трудностям и ошибкам и его, и своим), то и принимать ее будет без сопротивления. Здесь и эмоциональная атмосфера совсем другая, и весь процесс другой.


...


Как объяснить детям смысл обучения? Говорить им правду

Как объяснить детям смысл обучения, особенно тем из них, кто его не видит? Это всегда индивидуально.

Например, я сам проводил беседу по поводу нового урока по шахматам в экспериментальном классе. И сказал детям: «Мы вам предлагаем ввести урок шахмат в вашей школе». Они не отреагировали на слово «предлагаю», потому что раз учителя уже сами все решили, значит, от них ничего не зависит. Тогда я говорю: «Я понимаю, что далеко не все любят играть в шахматы и хотят учиться этому». Они активно закивали головами. Я спросил: «Кто любит играть в шахматы?» Поднялось 3-4 руки. Я говорю: «Вот, а что будут делать остальные? Вам же будет неинтересно. Но вы понимаете, мы вводим шахматы не для того, чтобы вы все становились шахматистами, а потому, что шахматы — это игра, которая способствует развитию умения действовать в уме. Это нужно в любых предметах. Чем бы вы не захотели заниматься — математикой, литературой, историей, географией, — вам потребуется эта способность. Вам нужна эта способность?» Дети: «Да, да, нужна!» И потом я спросил: «Будете шахматами заниматься?» — и поднялись уже сто процентов рук.

Это не манипуляция, это чистая правда. Важный момент состоит в том, что нужно быть искренними с детьми, говорить им правду. Тогда они отзываются.


Полная версия - на портале "Реальное время".


Пол
Источник : https://realnoevremya.ru/articles/163372-psiholog-viktor-zareckiy-o-pravilnoy-dlya-detey-uchebe



Источник : https://realnoevremya.ru/articles/163372-psiholog-viktor-zareckiy-o-pravilnoy-dlya-detey-uchebe


Источник : https://realnoevremya.ru/articles/163372-psiholog-viktor-zareckiy-o-pravilnoy-dlya-detey-uchebe

Опубликовано в новости на факультете

28 января 2020г. в 18:30 в Малой аудитории ПИ РАО

состоится очередное заседание научно-исследовательского семинара по понимающей психотерапии


***В связи с большим количеством желающих попасть на семинар, регистрация на мероприятие была закрыта раньше времени. Однако у всех желающих есть возможность присоединиться к интернет-трансляции семинара.


Тема нашего январского семинара — "Переживание утраты и горя: стадии, динамика, модели".


Будут представлены два доклада:

* К.Л. Куликов — обзор современных подходов к переживанию горя

* А.В. Буданцов, А.Н. Молостова– результаты эмпирического исследования динамики переживания матерями неслышащих детей этапов кохлеарной имплантации.


Представления Федора Ефимовича Василюка о переживании горя являются широко признанными и стали классикой в данной области. В последние годы часто говорят о необходимости изменения подхода к исследованиям и пониманию горевания. Как соотносятся новые подходы и классика? Мы обсудим представленные доклады с точки зрения вопросов:

- специфики модели переживания горя Федора Ефимовича Василюка
- «парадигмы забвения» и «парадигмы памятования»
- стадиальности процесса переживания,
- соотношение понятий горя, утраты и травмы, посттравматического стресса


Ведущие семинара:

Карягина Татьяна Дмитриевна, Шерягина Елена Владимировна


Страница мероприятия, где будет вестись трансляция:

https://www.facebook.com/events/539239623471195/


Если Вы хотите задать свой вопрос по семинару, это можно сделать на странице в Facebook.

Опубликовано в новости на факультете

«Очень важно, чтобы была установка понять другого человека. Бывает, родители говорят: «Я его активно слушаю, а он все равно делает по-своему». Наше понимание — не для того, чтобы другой сделал так, как нам нужно, а для того, чтобы человек чувствовал себя понятым», — отмечает психолог, доцент кафедры индивидуальной и групповой психотерапии, руководитель магистерской программы "Консультативная психология" Татьяна Карягина. О том, как правильно слушать друг друга в семейной жизни, почему прототипом психотерапии служит не исповедь у священника и возможно ли почувствовать собеседника через общение в соцсетях, она рассказала во второй части интервью «Реальному времени».


— В семейной жизни часто могут возникать ссоры из-за того, что кого-то из супругов «не слышат и не понимают». Каким образом можно научиться слушать и слышать свою вторую половину?

— Это, конечно, супервопрос. Психологи обычно говорят: нужно разговаривать с близкими, не замалчивать проблемы. Как разговаривать? Я бы отметила важность того, что нужно давать место и время партнеру и себе быть услышанными, не пытаться решать проблемы на бегу.

Самое сложное в том, что семейные отношения нагружены взаимными чувствами, и когда мой партнер говорит о своей злости на начальника, во мне может актуализироваться, например, обида и злость на него самого, потому что я хорошо его знаю и вижу аналогии в его ситуации на работе и нашем с ним общении, и т.д. И, конечно, из этого замкнутого круга трудно выйти — каждому важно и нужно быть услышанным. Поэтому в реально сложных конфликтных ситуациях я очень рекомендую семейную психотерапию, при которой терапевт, как третий, не включенный в диаду, поможет состояться диалогу.

Как быть эмпатичным, когда твой собственный «стакан» полон, очень хорошо описано в той же книге Юлии Гиппенрейтер «Общаться с ребенком. Как?». Принципы эмпатии: настроенность на другого, стремление его действительно понять, оттормаживание оценок, советов, признание того, что чувства другого человека таковы, каковы они есть, а не стремление их опровергнуть, оспорить: «На самом деле ты…», плюс умение говорить о своих собственных чувствах так, чтобы их смогли услышать, то есть не обвиняя сходу за них другого — вот основная стратегия. Но, конечно, это все легко сказать и очень непросто реализовать на практике.

— Как же реализовать умение слушать? Как перейти от теории к практике?

— Я бы, в дополнение к уже сказанному, подчеркнула, что самое важное — сделать паузу. У нас есть даже такое упражнение для студентов в учебных консультациях, когда предписано делать паузу в несколько минут и клиенту, и психологу.

Это не значит, что я призываю всех молчать по очереди. Скорее, пауза для слушающего — это образ такого состояния временного отказа от высказывания себя, своих суждений и сосредоточенности на другом. Потому что вот эта наша готовность моментально отреагировать на слова другого очень сильна. Нам кажется, что мы знаем, что и почему с другим человеком происходит, или наш страх за другого, или наша собственная обида, или злость в его адрес — все это вынуждает нас отвечать и действовать немедленно. Очень часто бывает, что, вслушавшись по-настоящему, мы понимаем, что то, что казалось нам совершенно ясным, просто поверхностная правда, стереотипное видение, наша привычка.

Сделать паузу — это значит затормозить привычные реакции и вместо них попытаться посмотреть на мир глазами другого человека, погрузиться на время в его переживание, вчувствоваться в его ситуацию и передать ему то, что ты понял, возможно, как некоторую гипотезу («Я правильно тебя понимаю?»), приглашая другого уточнить по необходимости и продолжить разговор. Я была свидетельницей множества ситуаций, когда такой, непривычный поначалу, способ разговора приводил к значительному продвижению в разрешении конфликтов, смягчению противоречий и реальным открытиям. Но очень важно, чтобы действительно была установка — понять другого человека. Бывает, родители говорят: «Я его активно слушаю, а он все равно делает по-своему». Наше понимание — не для того, чтобы другой сделал так, как нам нужно, а для того, чтобы человек чувствовал себя понятым, знал, что он, его чувства важны для нас, что он не одинок в своем переживании.


...


Современные люди стали менее эмпатичными от большого общения с техникой и гаджетами? Возможно ли почувствовать человека через общение в соцсетях? Или в них теряются эмоции и способности их переживать? Ведь это обычная картина в наше время, что мы ставим смайлик в сообщениях, но сами при этом не улыбаемся. Получается какая-то странная игра, да?

— Мне кажется, что современные тренды еще рано как-то полномасштабно оценивать. Данные пока достаточно противоречивы: в чем-то гаджеты разъединяют людей, в чем-то объединяют. Некоторые исследователи, говоря о влиянии интернета на общение, предполагают, что он скорее усиливает тенденции, существовавшие бы и без него — благодаря семейной ситуации, склонностям характера и темперамента. Я не думаю, что общение в соцсетях потенциально как-то менее «эмпатогенно», менее вызывает эмпатию, чем, например, чтение книг.

Проблема мне видится в избытке информации, в том, что в такой ситуации привлечение внимания возможно как раз через наиболее эмоциональные формы подачи материала. То есть тоже в некотором роде выгорание: невозможно проявить эмпатию ко всем сразу, даже в своей ленте. И в этом смысле новые символы, знаки для выражения эмпатии, складывающиеся ритуалы достаточно хорошо помогают справляться. Да, я не могу сейчас сопереживать до глубины души, но я поставлю лайк, сделаю перепост, поменяю картинку профиля. У нас определенно поменялись сами нормы — правильно теперь сделать это, а не пройти мимо. И в этом смысле эмпатия по-хорошему становится заразительной: даже если я сделал это сейчас полуформально, то другой увидит, сделает это искренне и понесет дальше. Мне видится, что это нормально на фоне общей тенденции роста понимания значения эмпатии.

Еще я бы не называла действие в отсутствие чувств обязательно лицемерным — кроме эмоций и чувств у нас есть мысли, а кроме эмпатии — другие психические функции, например мышление. В конце концов, человек помогает, не только сопереживая. Есть еще и долг, и рациональное понимание выгоды для всех и т.д. Полезно включать разум. Я немного иронизирую, имея в виду некоторые эксцессы того тренда, который уже назвали «новая чувствительность»: когда люди чуть что обижаются, оскорбляются, любую трудность называют травмой и при этом считают свои чувства единственной реальностью, заслуживающей внимания.

Так что не эмпатией единой жив человек, хотя она очень важна. И я, как ее исследователь, не могу не радоваться тому, что эмпатия становится нормой и в определенном смысле императивом в нашей жизни.


Полная версия - на портале "Реальное время".

Первая часть интервью - на портале "Реальное время".

Опубликовано в новости на факультете

Трудные неуспевающие подростки — головная боль для родителей, для учителей, для двора и района и так далее. Психолог, профессор кафедры индивидуальной и групповой психотерапии МГППУ Виктор Зарецкий рассказал «Реальному времени» о том, как в решении проблем трудных детей помогает педагогическое искусство, технология и индивидуальный подход.


— Виктор Кириллович, расскажите, чем вы сейчас занимаетесь?

— Мы только что закончили большой грант для департамента образования Москвы. На протяжении 25 лет у нас идет работа по помощи учителям, имеющих дело с трудными неуспевающими учениками. Предыстория такая. В 90-е годы я работал в институте педагогических инноваций. Первая наша работа была в том, что мы проводили такой проектный семинар «Переход системы образования Пермской области на новые условия хозяйствования». То есть как жить системе образования в новых условиях рыночных отношений, в отсутствие необходимости проводить идеологическую линию (отсюда вставал вопрос о содержании и форме образования).

Мы 12 лет поддерживали отношения с Пермской областью. Работали со школами, районами, со всем регионом. Что интересно, если в 1991—1992 году проекты были в основном направлены на создание лицеев, гимназий, интеграцию с вузом, углубленное техническое образование, то с 1993 года пошли другие: трудные дети, неуспевающие дети, необучаемые дети, дети с инвалидностью, которые формально по Конституции имеют право на образование, а реально их в школу не пускают.

Мы столкнулись с этими проблемами как раз в работе с общественными родительскими организациями в 1993 году, а в 1994-м начали ощущать эту проблему, работая со школами. Потому что именно в то время были созданы классы коррекционно-развивающего обучения, куда собирали всех неуспевающих детей. Учителей туда отправляли «в ссылку» или в наказание. Здесь нужно отметить, что мы работали в малых городах Пермской области: Нытва, Оса, Очер. Представляете себе такую ситуацию, когда все друг друга знают, и в школе собирается комиссия, кого же из детей определять в коррекционный класс… Все же знают, что это будет класс для дураков. Соответственно, родители этих детей тоже дураки, а учителя, которые собираются их учить, тоже дураки, потому что это невозможно. Но, тем не менее, учить отстающих учеников надо.

Я думаю, что вы представляете себе масштабы проблемы. Учителей же никто не научил, как работать с неуспевающими детьми. А дети изолированные, да еще с клеймом, а еще с сомнением в собственных силах: «Может, я правда не могу учиться, тогда какой смысл прилагать усилия?»

И вот мы оказались на семинаре в Нытвенском районе, который был самый худший по подростковой преступности. Там было примерно 12 школ на весь район. Заврайоно, услышав, что мы продвигаем идею, что учиться могут все, что необучаемых нет, что это вопрос только педагогического искусства, технологии, индивидуального подхода, сказала: «Давайте попробуем у нас реализовать ваш проект». А мы с 1995 года собирали конференции, куда приглашали всех, кто умеет работать с трудными детьми. Это были представители, например, «Центра лечебной педагогики», который до сих пор работает с самими тяжелыми детьми; педагог Э.И. Леонгард, которая разработала метод обучения речи для людей с нарушением слуха; А.И. Бороздин, один из самых известных педагогов-новаторов, создатель центра абилитационной педагогики в Новосибирске, который уже имеет порядка 20 филиалов по России. У нас возник проект летней школы, куда мы пригласили всех учителей, желающих поработать с неуспевающими детьми, которых мы только знали. И в 1996 году мы провели первую школу с выдающимися учителями, а с 1997-го начали помогать и широкому кругу учителей проектировать урок, проводить его и анализировать результаты. У нас благодаря этому появился свой собственный опыт.


...


— Виктор Кириллович, в чем же проблема нашего образования? Учителя не умеют преподавать?

— Преподавать умеют. Скажу сейчас самую главную нашу идею. Учителя не умеют другого, точнее это отсутствует в технологии обучения. Они не умеют оказывать индивидуальную помощь в преодолении учебных трудностей. Вот я вам рассказал несколько случаев из моей работы с детьми, и у каждого ребенка была своя причина трудностей в учебе.

Современный учитель, у которого в классе 30 человек, просто физически не может проводить индивидуальную работу с учениками при той технологии работы с классом, к которой он привык. Для этого нужно что-то в уроке существенно изменить, чтобы осталось время на индивидуальную помощь, которая и является самой ценной для ученика, которая продвигает его в борьбе с ошибками и способствует развитию в целом.

Мы предлагаем делать акцент на осмысленную самостоятельную работу учеников. Допустим, они выполняют серию заданий, нарастающих по сложности, пока не столкнутся с заданием, которое вызывает у них затруднение. Здесь у них есть возможность попросить помощь учителя. Поскольку у всех разные трудности, разный уровень знаний, то ученики будут не одновременно запрашивать помощь, и учитель сможет работать — пусть короткое время, но все-таки индивидуально прямо на уроке. Но если ученик входит во вкус самостоятельной работы, то он уже не может остановиться. В психологии есть важное понятие «эффект незаконченного действия», открытый одним из наших учителей в университете Б.В. Зейгарник еще в 1927 году. В данном случае он выражается в том, что начав на уроке работу над трудностью и ее не закончив, ученик продолжает думать над ней, искать способы, делая это уже за пределами урока.

В летних школах мы тоже работали с классами, мы вели урок или два урока по русскому языку, но в течение дня мы давали индивидуальные консультации. У нас 24 часа в сутки была работа. Каждый ребенок мог к нам прийти, если мы были не заняты, и задать вопрос, провести консультацию. У нас был такой метод погружения в работу. Это не значит, что учитель не может работать индивидуально с каждым. Например, та же Н.Ю. Абашева, про которую я уже говорил, проводит свои уроки не так, как обычно. Когда она заходит в класс, то все уже сидят с перемены и чем-то занимаются. После приветствия учеников она задает вопрос: «Кто не знает, чем ему сегодня заниматься?» Как правило, ни одной руки не поднимается, если это не первые ее уроки в классе.

То есть все построено на самостоятельной работе. Пока ребенок работает самостоятельно, не надо вмешиваться в его работу. Когда у него возникает трудность и он сам не может решить вопрос, задачу, то он поднимает руку. Учитель к нему подходит и они разбираются. Представьте себе, в скольких школах России системно ведутся уроки таким образом? А результаты по русскому языку у учеников Абашевой такие: в классе из физико-математического лицея, в котором она вела с 9 по 11 класс, было пять стобальников по ЕГЭ и средний бал 94. И у нее не было выпусков без стобальников, а это физматлицей, где русский язык не является приоритетом.


Полное интервью Виктора Кирилловича Зарецкого читайте на портале "Реальное время"

Опубликовано в новости на факультете

24 декабря 2019г. в 18:30 в Малой аудитории ПИ РАО

состоится очередное заседание научно-исследовательского семинара по понимающей психотерапии


Предновогодний семинар будет посвящен обсуждению идущих и планирующихся магистерских исследований.


Свои доклады представят:

* Наталия Скворцова «Развитие эмпатии в процессе обучения психологическому консультированию»,

* Ирина Михайлова «Эмпатия у юристов как представителей социономической профессии»,

* Мария Черненко «Профессиональная эмпатия во взаимодействии врача и пациента»


Обучение понимающей психотерапии представляет собой один из наиболее обоснованных в мировой практике (именно так, без преувеличения) методов развития эмпатии, базирующийся на понимании того, как устроена, как работает эмпатия в процессе психотерапии. Возможно ли перенести принципы нашего понимания профессиональной эмпатии и ее развития в другие сферы помогающей деятельности? Если да, то как это сделать? Именно на решение этой большой задачи направлены наши исследования эмпатии в отношении других помогающих профессий.

Опираясь на свой опыт мастерских по понимающей психотерапии, мы попробуем выделить важные аспекты профессиональной эмпатии как таковой, обсудить, как это можно исследовать в рамках психотехнической методологии и не только.


Ведущие семинара:

Карягина Татьяна Дмитриевна, Шерягина Елена Владимировна


Место встречи - Малая аудитория ПИРАО, 24 декабря 2019г. в 18.30


Вход на семинар по регистрации. Пожалуйста, зарегистрируйтесь!

https://ponimayushchaya-psikhoter.timepad.ru/event/1215737/?fbclid=IwAR2OtCOoRr-tuDskTfPPvsZU1cJwCJT_k3c9zfBbOPi_2nO9B-X8PQehMzk


Если Вы хотите задать свой вопрос по семинару, это можно сделать на странице в Facebook.

Опубликовано в новости на факультете

12-13 декабря 2019 года в МГППУ пройдет

VII Всероссийская научно-практическая конференция по психологии развития

(чтения памяти Л.Ф. Обуховой)

«Возможности и риски цифровой среды»


А.Б. Холмогорова, декан факультета, профессор, д-р психол. наук, 13 декабря выступит одним из модераторов круглого стола «Подростковые риски и интернет».


Е.В. Филиппова, заведующая кафедрой детской и семейной психотерапии, руководитель одноименной магистерской программы, профессор, канд. психол. наук, 13 декабря выступит руководителем секции «Ребенок в современной семье».


Участие в работе конференции примут и другие преподаватели нашего факультета:

- профессор, канд. психол. наук Т.П. Гаврилова,

- профессор, канд. психол. наук Д.Г. Сороков,

- руководитель магистерской программы по консультативной психологии, доцент, канд. психол. наук Т.Д. Карягина,

- доцент, канд. психол. наук М.В. Булыгина,

- доцент, канд. психол. наук Е.Ю. Чеботарева,

- доцент Н.Б. Кедрова,

- ст. преподаватель, канд. психол. наук О.В. Коваль.


Студенты и магистранты факультета представят совместно с научными руководителями результаты исследований, проводимых в рамках курсовых, дипломных работ и магистерских диссертаций.


Приглашаем вас посетить мероприятия конференции, посвященные профессиональному обсуждению фундаментальных и прикладных проблем психологии развития человека в условиях современного цифрового общества, в том числе возможностей и рисков цифровой среды в образовании детей и взрослых.


Место проведения: Москва, ст.м. Сухаревская, ул. Сретенка, д.29.

Регистрация на конференцию: http://conf.mgppu.ru/event/universal/347

Программа конференции

Опубликовано в новости научной жизни

23 ноября 2019г. в 11:00

состоится заседание научно-исследовательского семинара по понимающей психотерапии,

посвященного теме молчания в психотерапии


В связи с большим количеством желающих попасть на семинар, регистрация на мероприятие была закрыта раньше времени. Однако у всех желающих есть возможность присоединиться к интернет-трансляции семинара.


О семинаре:

Для чего в психотерапии паузы? Что происходит в это время с терапевтом и клиентом? Может ли молчание быть отдельным психотерапевтическим методом? Как влияет опыт антропологических практик на психотерапию?
Рекомендуем прочитать статью к семинару Джендлин Ю.Т. Субвербальная коммуникация и экспрессивность терапевта: тенденции развития клиенто-центрированной психотерапии // Консультативная психология и психотерапия. 1993. Том 2. № 3.
http://psyjournals.ru/mpj1993/n3/25785.shtml


В программе доклады и круглый стол.

Е.В. Шерягина. Молчание в Морита-терапии.

С.А. Кутукова. Молчание и паузы в фокусинге Ю.Джендлина
А.Ф. Копьев. Суггестия. Недирективность. Молчание.
С.Б. Яблонская. Молчание: от христианской общины до телефона доверия
Е.А. Чурсина. Молчание аналитика (психодинамическая психотерапия)

Ведущие семинара: Шведовский Олег Вячеславович и Шерягина Елена Владимировна.


Трансляция семинара будет проходить на странице мероприятия в Facebook https://www.facebook.com/events/416417559296665, (ссылка будет во вкладке мероприятия "обсуждение"). Позже на этой же странице будет размещена видеозапись семинара.


Если Вы хотите задать свой вопрос по семинару, это можно сделать на странице в Facebook.

Опубликовано в новости научной жизни

11 ноября 2019г. состоялось вручение дипломов

выпускникам программы второго высшего образования по направлению "Психология"


Позади 3 года обучения: лекций, мастер-классов, и, главное, практики!

Выпускниками программы в этом году стали 6 человек, получившие степень бакалавра по направлению "Психология"!

1 выпускница завершила обучение "с отличием"!


Поздравляем наших выпусников с получением высшего психологического образования!

Желаем Вам дальнейших профессиональных и личных успехов!

Страница 1 из 5

Присоединяйтесь к нам
в социальных сетях!

facebook-icon1 black-white-android-vk.com  youtube-icon1 instagram icon3

 

Presentation 2020

 

logo MGPPU_1

Второе высшее - деканат

+7 (499) 975-26-37

povyshkval bannerПовышение квалификации

+7 (499) 975-26-37

+7 (985) 110-49-32

(пн.- ср. с 11:00 до 19:00)


banner kouching

banner ART_72