Выпускники

Чепилко Мария_2005

chepilkom

Проект «Интервью с выпускником», 2015 г.

 

Чепилко Мария Сергеевна

(очное обучение, кафедра ДСП, 2005 год выпуска)

 

Гештальт-терапевт. После окончания вуза долгое время работала детским психологом в младшей частной школе «Муми-Тролль». Затем сменила сферу деятельности, перейдя в HR. Работала в кадровом агентстве менеджером по подбору персонала, а также в шведской компании Теле2 менеджером по управлению персоналом. 

 

 


 

 

Подготовили и провели интервью,

написали статью

студенты 1 курса группы ПКК 1.1

Андрианова М.Б., Горчилин М.С.,

Манухина Т.А., Микерова Н.С.

Редактор: Ховрина А.В. (1 курс ПКК ВВ)

 

- Когда вы приняли решение работать в школе с детьми? Это желание возникло во время обучения в вузе? Или практика на последнем курсе помогла?

 

Я изначально собиралась больше работать с детьми, чем со взрослыми. В том числе поэтому, при поступлении в МГППУ, я выбрала факультет консультативной и клинической психологии и на втором курсе пошла на кафедру детской и семейной психотерапии. Когда в общем потоке начались предметы, напрямую связанные с психотерапией взрослых и с психотерапией детей, я окончательно утвердилась в своем решении. Думаю, причина в том, что мне больше нравится использовать проективные методы в своей работе: игру, лепку, рисование и т.д., в отличие от говорения, которое в большей степени применяется при работе взрослыми.

 

- У Вас были какие-то существенные трудности при поиске работы сразу после окончания вуза или вы уже наметили себе место во время практики?

 

Нет, не было. На третьем курсе я писала курсовую работу, посвященную младшим школьникам у Натальи Бонифатьевны Кедровой (один из виднейших семейных гештальт-терапевтов  России). Это стало ключевым моментом в моей дальнейшей судьбе, - она привела меня для сбора исследовательской базы в школу «Муми-Тролль».

 

До этого момента у меня не было серьезной работы. Какое-то время я подрабатывала ассистентом у психотерапевта. Эта работа нашла меня через знакомых знакомых: они искали студента, который готов будет за небольшие деньги, заниматься с ребенком по коррекционной программе. Потом, на втором курсе, я работала несколько месяцев в обычной школе, а вот на третьем курсе я уже попала в «Муми-Тролль». Мне там так понравилось, что я осталась. До пятого курса работала там на пол ставки, писала диплом, а затем меня уже официально трудоустроили на полный рабочий день.

 

- На первом месте работы всегда возникают трудности, обнаруживается недостаток практических знаний, было ли у Вас что-то такое?

 

Естественно. Сейчас, конечно, сложно привести какой-то конкретный пример - прошло уже больше десяти лет. Тогда, безусловно, было ощущение, что чего-то не хватает. Что теория – это одно, а реалии и работа – это совсем другое. И просто знания теории недостаточно: нужно знание способов её приложения. Мне, в некотором смысле, с этим повезло, у меня была старшая коллега, она меня во всем поддерживала, направляла и ориентировала.

 

В «Муми-Тролле» я чувствовала очень большую ответственность, в связи с тем, что там работают люди, которые действительно болеют за свое дело, и мне хотелось соответствовать. В этом смысле школа «Муми-Тролль» очень сильно отличается от государственных общеобразовательных, которые считаются хорошими, если в них поддерживается достойный средний уровень знаний учащихся. В большинстве случаев, обычные школы не рассчитаны на поддержку детей, на их развитие и адаптацию, на более персонифицированный подход. В «Муми-Тролле» все иначе: там все педагоги ориентированы на детей, на то, чтобы каждому было комфортно, чтобы каждый шел своим путем. И каждый сотрудник должен соответствовать достаточно высокому уровню. Мне было тяжело скорее из-за ощущения, что мне там еще расти и расти до людей, с которыми я работаю.

 

- Вы наверняка общались с коллегами-психологами, было у Вас такое ощущение, что ваша школа особенная и вы исполняете принципиально другие обязанности, чем ваши коллеги в общеобразовательных школах?

 

Я бы не сказала. В то время я в основном общалась с однокурсниками, которые также пошли работать в школы. Условия могли быть разные и возможности реализации тоже, но настрой и подход к тому, что должен делать психолог, был довольно похож.

 

Государственная система образования накладывает требования на большой объем административных вещей, которые люди должны выполнять независимо от того, хотят они или нет. А я могла сразу вести занятия и индивидуальные консультации, и вся административная работа заключалась в фиксации проделанного, что, в общем, должен делать любой грамотный психолог. И в этом смысле я находилась в более выгодных условиях, чем мои сокурсницы, которые попали в общеобразовательную школу. Помимо этого, на мой взгляд, у меня сразу было намного больше каких-то интересных задач. Впрочем, может мне так только кажется и, если вы поговорите с ними, они вам скажут другое.

 

- У Вас было ощущение постоянной включенности в школьную жизнь? Наш опыт показывает, что в общеобразовательных школах психолог большую часть времени просто сидит в своем кабинете, никто к нему не хочет идти, он время от времени оттуда вылезает, чтобы провести тренинг по профориентации.

 

Да, в «Муми-Тролле» все совсем не так. В этой школе психолог вплетен в жизнь класса, начиная с осмотра поступающих малышей-первоклассников. Кроме того, в «Муми-Тролле» есть система тренингов, то есть у каждого класса есть занятие, которое ведет психолог. Наибольшее влияние на содержание данных тренингов оказывают просьбы преподавателей, которые проводят с классом большую часть времени и знают, у кого какие сложности. Это позволяет иметь очень высокую степень включенности психолога в жизнь класса и наблюдать его изменения в динамике, в зависимости от проведенных упражнений. Для того, чтобы проделанная работа была эффективной, занятия должны быть регулярным — минимум раз в неделю, лучше чаще.

 

Изначально я работала психологом в дневное время с первыми классами. У нас был один, в котором было довольно много ребят с характерологическими особенностями, то есть дети без нарушений, но очень яркие, близкие к акцентуациям. Поскольку я в принципе довольно много занималась с этими детьми, мне в какой-то момент предложили вести у них продленку, я, естественно, согласилась. 

 

- Ваша работа затрагивала только работу с детьми или с их родителями тоже?

 

Родители тоже приходили за консультациями, да, конечно.

 

- Какая часть работы оказалась для Вас наиболее сложной, интересной или занимающей больше времени: работа с младшими классами, тренинги, или может быть профориентация уже почти взрослых учеников?


«Муми-Тролль» - это два отдельных здания, расположенные в разных местах. У меня были дети только с первого по шестой класс, поэтому профориентацией я никогда не занималась. Пожалуй, в тот период мне максимально интересно было заниматься с детишками первого - третьего класса. Это, во-первых, у меня просто лучше получалось. Во-вторых, с ними я находила больше ответов на свои внутренние вопросы. У малышей школа - это вопрос адаптации, того, насколько им комфортно вместе и в школе в целом. Так как «Муми-Тролль» частная школа, там много детей, которые не ходили в детский сад, и их включенность в групповые активности - это тоже отдельный процесс. Пяти-шестиклассники же по своим интересам и проблемами уже намного ближе к подросткам, чем все остальные, поэтому с профессиональной точки зрения интересовали меня меньше.

 

- Во время прохождения обучения на гештальт-терапевта, у Вас появилось ощущение «вот я, гештальт-терапевт, я работаю методами гештальта», или это не такие жесткие границы?

 

Для меня это не были какие-то слишком жесткие границы. Я думаю, что с одной стороны это связано с тем, что мой научный руководитель Наталья Бонифатьевна — гештальтист. А с другой, гештальт-терапия — это, в принципе, близкий и понятный для меня метод, не такой философски усложненный как некие другие экзистенциальные подходы. Он мне казался более реалистичным, более вплетенным в жизнь, применимым, в частности, к детям. В гештальте, на мой взгляд, даже методы, а не только философская и когнитивная база, очень естественно и гармонично ложатся на работу с детьми. То есть это то, что ты как-то естественно с ними делаешь.

 

Я собиралась пройти обучение на третью ступень гештальт-терапии. Но в том институте, где я училась, было только две, а затем жизненные обстоятельства сложились так, что я вообще ушла из психологии, так и не доучившись.

 

- Что побудило Вас сменить сферу деятельности? Я читала, что в сферу HR вообще много идет психологов - новая специальность, еще не сложилась собственная система образования, что привлекает людей с самыми разными корнями.

 

На самом деле, уходя немного в сторону от темы разговора, стоит сказать, что во многих вузах есть факультеты, готовящие специалистов по управлению персоналом. И, насколько я знаю, в них хорошо сбалансированная программа, которая дает необходимые для работы по данной специальности знания. Другой вопрос, что они действительно необходимы для тех, кто занимается контролем делопроизводства, работает на большом предприятии. Для маленького «HRика», на мой взгляд, намного более важно отношение к людям, умение с ними определенным образом коммуницировать.

 

Возвращаясь к вопросу, почему я сменила направление. В какой-то момент работы в «Муми-Тролле», глядя на то, как работают мои коллеги, я поняла, что на этом жизненном этапе не готова вкладываться в детей, в чужих детей, так, как это правильно и нужно. А сделать это наполовину будет просто нечестно и совсем не полезно для них. Поэтому я приняла решение искать что-то другое, что не будет требовать такого эмоционального вовлечения, с одной стороны, и что будет приносить такое же удовлетворение, с другой. Мне пришла в голову мысль, что большинство психологов идет в HR. Я решила попробовать. Нашла через сайты поиска работы кадровое агентство и таким образом попала в подбор персонала.

 

- У Вас не возникло никаких проблем, с тем, что Вы психолог, работали в школе, что у Вас нет специфического опыта?

 

Нет, не возникло. В этой сфере самое важно иметь хорошо наработанный у психологов навык понимания людей и чувствования фальши. Базовая их часть формируется еще во время обучения, во время прохождения практики. Например, в когнитивно-бихевиоральной терапии есть метод, когда вы от общих вопросов переходите всё к более частным. Тоже самое происходит во время проведения интервью, причем с более глубокими целями, на самом деле. Когда навыки такого плана есть, освоить конкретную направленность, понимание, о чем спрашивать, что тебе нужно знать, какие личные особенности нужны для той или иной работы, можно без особых проблем. Опять же, психологи лучше, чем кто бы то ни было, умеют анализировать личные особенности и, что особенно важно, примерно представить, как они сыграют в реальной жизни.

 

Основной навык, необходимый НR-у — коммуникативный. Это, в том числе, связано с тем, что работа включает в себя холодные звонки. Вы можете звонить не только какому-нибудь кандидату, который только выложил свое резюме и априори ищет работу, но и тем, чье резюме есть в базе, но который уже пять лет ничего не ищет, а он вам интересен. Нужно найти подход к человеку, правильно с ним поговорить, с первых секунд выбрав правильный метод — более мягкий или наоборот более жесткий. Эта база у меня, к счастью была, - всему остальному меня научили прямо на работе. Сначала, я была ассистентом - звонила своему консультанту и на ней отрабатывала телефонные интервью. После чего она мне давала обратную связь. Потом, когда я научилась, начала звонить кандидатам сама.

 

На мой взгляд, для того, чтобы работать в сфере управления персоналом, нужна скорее определенная проективная позиция, некие личные качества и определенные коммуникативные навыки, а инструментарий можно изучить довольно быстро. Вы когда берете новую диагностическую методику, вы её тоже до этого не знали, но вы её читаете и начинаете делать, тут примерно то же самое.

 

- Когда Вы говорите о личных качествах, Вы имеете в виду как раз способность понимать людей или определенную ответственность?

 

Ответственность, безусловно, на любой работе нужна. Но, в данном случае, я больше говорю про умение расположить к себе, раскрыть человека. Таким образом можно больше узнать о кандидате, а значит лучше его продиагностировать. Важно умение находить контакт, подход к человеку, чтобы он тоже вышел к тебе навстречу, умение правильно увидеть нужные  наиболее важные моменты в характере и умение их правильно проинтерпретировать, то есть наиболее реалистично, сделать прогноз, как они сыграют в реальной жизни, в реальной работе. Это то, что, в общем-то, должен уметь каждый психолог.

 

- Кроме непосредственно подбора персонала, собеседований, Вы проводили какие-либо тренинги, или участвовали в формировании рабочих групп?

 

Когда я работала в агентстве, нет. Оно было ориентировано исключительно на подбор. Потом перешла в шведскую телекоммуникационную компанию, там помимо подбора персонала я с командой занималась также оценкой и рядом других вещей. В ней я научилась проводить (и провожу сейчас) «ассессманты», то есть использую игровые методы для подбора персонала. Это может выглядеть примерно так: я придумываю бизнес-игру, которую группа отыгрывает, сидя в кругу. В это время специально обученные наблюдатели фиксируют происходящее, затем пишут отчет о сильных и слабых сторонах участников, на основе реального поведения. Такие вещи проводятся, как правило, при отборе, либо при формировании групп людей, наиболее приспособленных для той или иной роли в компании.

 

- Вы достаточно резко изменили сферу работы: из образовательной перешли в коммерческую. Вам было легко адаптироваться или вы тяжело привыкали к новой среде и каким-то новым правилам?

 

Я пришла не в торговую организацию, а в агентство по подбору персонала. В торговой компании я работала недолго, поняла, что это не моя сфера и достаточно быстро ушла оттуда.

В кадровом агентстве был очень доброжелательный климат. Компания была нацелена на набор и обучение студентов или выпускников без опыта работы, но с определенными личными качествами. Я бы не сказала, что мне было очень тяжело. В первое время, было немного неуютно. Но так всегда бывает, когда приходишь на новое место и в новый коллектив, где никого не знаешь, но не боле того. Мне очень повезло с командой, они тепло меня приняли и были готовы вкладывать, но потом, конечно, ожидали максимальную отдачу. Мне кажется, я их надежды оправдала.

 

- Вы работали в таких разных местах, у вас было ощущение, что навыки, полученные в вузе - это такая каменная стена, которая Вас поддерживает? Было что-то такое, что очень-очень помогло?

 

В какой-то момент я поняла, что меня очень ценят за личные качества, за умение работать со сложными клиентами, что я обладаю определенным терпением по отношению к ним и умением выйти на продуктивный уровень. А также за то, что я знаю к чему лучше аппелировать, а что аккуратненько обойти, чтобы не вызвать сопротивления, умею понимать человека и находить к нему подход и правильную аргументацию.

 

Психологическое образование дает базовые знания, которые потом, в любом случае, приходится дополнять специализированным образованием и личным опытом. То, чему я научилась и за что особенно благодарна — это  определенная степень толерантности по отношению к людям, понимание того, что все мы разные и эти различия заставляют нас вести себя определенным образом, а также уверенность в том, что если хочешь выйти на продуктивный уровень, то все вышеперечисленное нужно учитывать. В целом - это умение встать на позицию другого. Есть такое красивое слово, которым это называют...

 

- ...Эмпатия?

 

В том числе и эмпатия. Но с эмпатией в бизнесе, например, следует быть очень аккуратным, потому что, когда она находится на грани сочувствия, этим быстро начинают пользоваться. Это не двигает ни Вас, ни партнера.

 

- И последний вопрос: Вы можете дать какой-то совет подрастающему поколению?

 

Очень важно не бояться, что твое образование слишком узко специализированное. Практически всегда есть возможность переключиться на что-то другое, даже если до этого ты шел совершенно в другом направлении. В вузе дается базис, который затем необходимо дорабатывать. Например, проходить дополнительные тренинги. В свое время, я ходила на терапевтические программы иностранных тренеров потому что мне это было необходимо для более глубокого изучения интересующего материала.

 

Если в процессе учебы или работы что-то не устраивает, надо не бояться себе в этом признаться и искать другие варианты. Психологическое образование дает хороший аналитический навык, который применим во многих сферах. Я работала в Теле2, шведской компании, потрясающей своим корпоративным духом. Потом в Теле2 все поменялось, и моя команда ушла в другую компанию. Меня звали, но для меня новое направление оказалось не близко. Я искала работу и нашла ее в новой для себя сфере. Конечно, мне было страшно начинать, но я поняла, что поступила правильно. Это плюс моему опыту.

Присоединяйтесь к нам
в социальных сетях!

facebook-icon1 black-white-android-vk.com  youtube-icon1 instagram icon3

 

Второе высшее - деканат

+7 (499) 975-51-18

+7 (499) 975-51-32

 povyshkval bannerПовышение квалификации

+7 (499) 975-51-18

+7 (985) 110-49-32

(пн.- ср. с 11:00 до 19:00)

Преподаватели ПК