Показать содержимое по тегу: клиническая психология

Приглашаем всех, кто интересуется психологией и

хотел бы получить представление о профессиях

психолога-консультанта, семейного психотерапевта и клинического психолога,

на открытые лекции

факультета "Консультативная и клиническая психология"



Психологическая помощь семье и ребёнку:

чего ждёт семья от психолога и что может дать психолог семье

31 мая 2018 года в 19:00


FilippovaEV

Ведущая:

Филиппова Елена Валентиновна

заведующая кафедрой детской и семейной психотерапии, кандидат психологических наук, профессор


Здесь скоро будет подробное описание...


Место проведения лекции: ул.Сретенка, д.29 (м.Сухаревская), аудитория уточняется.

Для пропуска в здание необходимо иметь при себе паспорт (или удостоверение сотрудника/студента МГППУ).




Кто такой психически больной человек и как психолог может ему помочь?

15 мая 2018 года в 19:00


RichkovaOVВедущая:

Рычкова Ольга Валентиновна,

доктор психологических наук, профессор кафедры клинической психологии и психотерапии


Подробнее о лекции...


Место проведения лекции: ул.Сретенка, д.29 (м.Сухаревская), ауд.505.

Для пропуска в здание необходимо иметь при себе паспорт (или удостоверение сотрудника/студента МГППУ).




Трудная жизненная ситуация:

чем помощь психолога отличается от дружеской поддержки

21 мая 2018 года в 19:00


KornevaEN


Ведущая:

Корнева Елена Николаевна,

кандидат психологических наук, доцент кафедры индивидуальной и групповой психотерапии



Подробнее о лекции...


Место проведения лекции: ул.Сретенка, д.29 (м.Сухаревская), аудитория уточняется.

Для пропуска в здание необходимо иметь при себе паспорт

(или удостоверение сотрудника/студента МГППУ).



В рамках лекций слушатели смогут задать интересующие их вопросы ведущим.

Цикл лекций знакомит также с кафедрами факультета:

клинической психологии и психотерапии,

индивидуальной и групповой психотерапии, детской и семейной психотерапии.

Опубликовано в новости на факультете

Кто такой психически больной человек и как психолог может ему помочь?

15 мая 2018 года в 19:00


RichkovaOV

Ведущая:

Рычкова Ольга Валентиновна

доктор психологических наук,

профессор кафедры клинической психологии и психотерапии


Подробнее о лекции:


Постепенно наше российское общество привыкает к тому, что психологическая помощь полезна и необходима в определенные периоды жизни. Мы видим психологов детских, сопровождающих нашего ребенка в детском саду или в школе, психологов кадровой службы предприятий, осуществляющих подбор кандидатов, подходящих для хорошей должности. Иногда обращаемся за консультацией при переживании кризисов, проблем в семье, в отношениях с детьми. Мы даже готовы обратиться к психотерапевту, если вдруг настроение стойко снизилось, нас сжигает тревога, мучают негативные мысли и чувства.


Но вот психическая болезнь – нечто иное. Это про каких-то совсем других людей – страшных, опасных, неприятных, непредсказуемых... И при чем тут психолог? Тут к психиатру, в психбольницу, надолго, только там могут помочь, полечить, удержать "в узде" тех "демонов", которые прячутся за фасадом психического расстройства. Так? А вот и не так!


Что же такое психическое расстройство, как оно переживается самим больным, как он справляется с ним (с теми самыми демонами), и как помочь ему, страдающему от болезни, лучше совладать с нею, восстановиться, вылечиться - вот об этом лекция, об этом разговор.


Готова ответить на любые вопросы, разобрать случаи и доказать: психологическая помощь возможна и полезна даже в самых тяжелых случаях. Она не исключает медикаментозного лечения, но отлично дополнит его. Она отражает наше стремление сделать психиатрическую службу более гуманной, а прогноз пациентов, даже с шизофренией, существенно более оптимистичным.


В рамках лекций слушатели смогут задать интересующие их вопросы.


Место проведения лекции: ул.Сретенка, д.29 (м.Сухаревская), ауд. 505.

Для пропуска в здание необходимо иметь при себе паспорт

(или удостоверение сотрудника/студента МГППУ).


Цикл лекций факультета "Консультативная и клиническая психология" в мае 2018 года

Опубликовано в архив новостей

26-27 апреля 2018г. в Санкт-Петербурге состоялся CBT FORUM 2018,

организованный Ассоциацией Когнитивно-Поведенческой Психотерапии


Форум собрал ведущих специалистов когнтивно-поведенческой терапии, представил последние тренды психологии, ментального здоровья и когнитивного развития человека, чтобы специалисты со всей России могли получить истинное удовольствие от 2 насыщенных дней учебы, общения и расширения представлений о современной науке и медицине.


В работе форума приняли участие декан факультета, зав.кафедрой клинической психологии и психотерапии Алла Борисовна Холмогорова и профессор кафедры Наталья Георгиевна Гаранян.


Алла Борисовна выступила с лекцией на тему "Пограничное расстройство личности: факторы суицидального риска и общие мишени психотерапии в когнитивно- бихевиоральных и психодинамических подходах".

Лекция Натальи Георгиевны была посвящена теме "Неблагоприятные социальные сравнения: возможности диагностики и терапии".


Всего на форуме были представлены доклады и лекции более 50 выдающихся спикеров.

Опубликовано в новости на факультете

В течение недели непрерывных дежурств с 16.02.18 по 23.02.18 наши выпускники

Рахманина А. А., Рой А. П. и Суботич М. И. проводили пилотное исследование в приемном отделении НИИ СП им. Н. В. Склифосовского.


По данным исследования были написаны тезисы и сделан доклад на тему: «Эмоциональное состояние и запрос на психологическую помощь сопровождающих лиц и пациентов, поступивших в приемное отделение государственного многофункционального медицинского центра».


Данный доклад был представлен на конференции Молодых Ученых, проходившей в НИИ СП им. Н. В. Склифосовского 19 апреля 2018 г.

Целью исследования была оценка уровня стресса и выявление наличия запроса на психологическую помощь у пациентов и сопровождающих их лиц в приемном отделении многопрофильного государственного медицинского центра.

Актуальность исследования обусловлена отсутствием такого рода данных, которые необходимы для организации психологической помощи и планирования роли и функциональных обязанностей клинического психолога в приемном отделении.

В ходе исследования выпускники провели:

- Анкетирование, направленное на краткий сбор данных относительно запросов сопровождающих пациентов лиц, ожидающих в приемном отделении (анкета разработана специально для исследования);

- Беседу с родственниками и сами пациентами;

- Психологическое консультирование по запросу (специалиста, родственника, пациента);

По итогам исследования были сделаны выводы о целесообразности включения клинического психолога в работу персонала приемного отделения государственного многофункционального медицинского центра.


В свою очередь, благодаря данным выводам была организована психологическая служба в в НИИ СП им. Н. В. Склифосовского. Пользу такого нововведения оценило множество врачей и заведующих отделений, что привело к поступлению предложений о будущей совместной научной и клинической работе.

Опубликовано в новости на факультете

22 апреля 2018 года

Уважаемые абитуриенты, приглашаем вас на

ДЕНЬ ОТКРЫТЫХ ДВЕРЕЙ В МГППУ!


м. Сухаревская, ул. Сретенка, д. 29.

Будем рады Вас видеть!


- 10:30 - начинает свою работу стенд факультета на 5 этаже, где вы можете получить консультацию по вопросам поступления и обучения на факультете от специалистов приемной комиссии,


- 11:00 - презентация МГППУ, знакомство с факультетами и правилами приема в этом году,


- 11:50 - встреча с деканом факультета Аллой Борисовной Холмогоровой и куратором приемной комиссии факультета Екатериной Сергеевной Мазаевой, аудитория 311,


- 13:00-14:30 - мастер-класс нашего факультета «SOS! Стресс: Обзор понятия и Способы работы», аудитория 311.


Полная программа дня открытых дверей:

http://openday.mgppu.ru/

Опубликовано в архив новостей

28 марта 2018 г. в Московском НИИ психиатрии (филиал ФБГУ «НМИЦ ПН им. В.П. Сербского» Минздрава России) состоялось совместное заседание Московского регионального отделения РОП и Московского регионального отделения РПА. Заседание было посвящено памяти выдающегося отечественного психиатра Исаака Яковлевича Гуровича.


Сопредседатели: проф. Сергей Николаевич Мосолов (председатель Правления Московского регионального отделения РОП, д.м.н., заслуженный деятель науки РФ, заведующий отделом терапии психических заболевании МНИИП) и проф. Алла Борисовна Холмогорова (вице-президент РПА, д.сихол..н. заведующая лабораторией психологического консультирования и психотерапии МНИИП, декан факультета консультативной и клинической психологии МГППУ)


Темы докладов:


Реформа психиатрии и основные принципы и направления работы реабилитационных центров в Италии: модель "Open Dialogue"

Докладчик: Рычкова Ольга Валентиновнад.психол.н., профессор кафедры клинической психологии и психотерапии МГППУ, ведущий научный сотрудник Московского НИИ психиатрии (филиал ФБГУ «НМИЦ ПН им. В.П. Сербского») Минздрава России.


Применение итальянского опыта психосоциальной реабилитации в реформировании реабилитационной службы на примере сотрудничества с ГБУ ПНИ № 22 г. Москвы

Докладчик: Сиснева Мария Евгеньевна - психолог, юрист, член межведомственной рабочей группы по реформе психоневрологических интернатов при Министерстве труда и социального развития Российской Федерации


Дискутант: Папсуев Олег Олегович - канд.мед.наук, ведущий научный сотрудник отдела внебольничной психиатрии и организации психиатрической помощи Московского НИИ психиатрии – филиала ФБГУ «НМИЦ ПН им. В.П. Сербского» Минздрава России.


RPA ROP_Mosolov

Открыл заседание проф. Сергей Николаевич Мосолов. В своем вступительном слове он отметил, что совместное заседание двух обществ посвящено светлой памяти профессора Исаака Яковлевича Гуровича, недавняя кончина которого явилась большой утратой для всей отечественной психиатрии. Исаак Яковлевич являлся последним прямым учеником Самуила Григорьевича Жислина, создавшего оригинальную школу клинической психиатрии и воспитавшего целую плеяду выдающихся отечественных ученых (Н.Ф. Шахматов, Г.Я. Авруцкий, О.П. Вертоградова, А.И. Белкин и др.), которые на протяжении последних десятилетий определяли лицо и основные направления работы Московского НИИ психиатрии. И.Я. Гурович безусловно принадлежал к наиболее талантливым их представителям. Прежде всего следует подчеркнуть продолжающий жислиновские традиции тонкий клиницизм Исаака Яковлевича, поразительное умение общаться с больными так, чтобы максимально «раскрыть» симптоматику, увидеть главные признаки заболевания и предсказать его дальнейшее развитие. Именно поэтому его клинические разборы всегда пользовались популярностью у врачей, и мы все старались не пропустить их. В круг его научных интересов входили самые разнообразные, но всегда наиболее актуальные вопросы современной психиатрии от чисто клинико-психопатологических проблем и вопросов терапии до организации психиатрической помощи, социальной реабилитации и законотворчества. Сегодняшнее заседание посвящено актуальным зарубежным тенденциям и новым формам организации современной психиатрической помощи в Италии, т.е. тем вопросам, которые очень интересовали И.Я. Гуровича в последние годы.


RPA ROP_HolmogorovaПроф. Алла Борисовна Холмогорова в своем коротком вступительном слове акцентировала роль Исаака Яковлевича Гуровича в поддержке психологических исследований в психиатрии и воссоздании в 1990-е гг. лаборатории патопсихологии МНИИ психиатрии (ныне лаборатория психологического консультирования и психотерапии), созданной еще Блюмой Вульфовной Зейгарник. Как декан факультета консультативной и клинической психологии МГППУ она также отметила, что организованная на факультете стажировка студентов имела целью изучение опыта итальянской реформы психиатрии, который представлен в докладах и имеет большое значение для дальнейшего совершенствования помощи психически больным в нашей стране и налаживания взаимодействия специалистов в бригаде на основе биопсихосоциальной модели. Именно это на протяжении всей его профессиональной деятельности было главной целью Исаака Яковлевича Гуровича.


В начале заседания заместитель директора по научной работе МНИИП д.м.н., проф. Александр Борисович Шмуклер рассказал о жизненном пути проф. И.Я Гуровича и подчеркнул его ведущую роль в развитии многих направлений в психиатрии: активный проводник идей школы профессора Самуила Григорьевича Жислина, он был одним из основных разработчиков в нашей стране научных основ психофармакотерапии; в дальнейшем много времени уделял организации психиатрической помощи, подчеркивая важность ее внебольничного раздела и, в частности, дневных стационаров. С его именем связана разработка «Закона о психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании». Он был одним из основных создателей и многие годы бессменным главным редактором журнала «Социальная и клиническая психиатрия», который, благодаря его усилиям, стал один из ведущих профессиональных изданий в стране. Последние десятилетия Исаак Яковлевич уделял много внимания разработке концепции психосоциальной терапии и психосоциальной реабилитации в психиатрии, а также проблеме создания клиник первого психотического эпизода, которые получили значительный импульс к развитию, благодаря его усилиям. Открытый всему новому, он до последних дней оставался верен науке, ставя амбициозные задачи и побуждая своих учеников к их решению.


RPA ROP_RychkovaОльга Валентиновна Рычкова была руководителем двухнедельной стажировки группы студентов факультета консультативной и клинической психологии МГППУ в одном из итальянских реабилитационных центров. В своем докладе она кратко рассказала о реформе психиатрии в Италии и о впечатлениях от стажировки.

Интерес администрации и сотрудников факультета консультативной психологии и психотерапии МГППУ к возможности проведения стажировки группы студентов в сообществе «Futura» был связан с тем, что в период 1978-1991 г.г. именно Италия провела самую радикальную реформу системы помощи психически больным. в соответствии со знаменитым законом №180 было радикально сокращено число коек в психиатрических стационарах, и на сегодняшний день оно на порядок ниже, чем в других странах, включая Россию. Лежащие в основе реформы идеи Франко Базалья гласили, что если психическое расстройство реально, нередко основано на биологических повреждениях, то социальная дезадаптация – во многом результат нарушенных взаимоотношений между человеком, страдающим таким расстройством, и его социальным окружением.

Опыт любого психически больного – это опыт постоянных, многочисленных, очень травматичных для него и его близких неудач. И этот опыт буквально отвращает его от социума, ведет к систематическому избеганию, накоплению дефицитов, чему особенно способствует длительное пребывание в условиях стационара. И именно поэтому альтернативная модель, опыт которой нам удалось изучить, основана на использовании для лиц с психическими расстройствами особой программы реабилитации, длительной, тщательно организованной, с продуманными требованиями и ожиданиями, исключающими повторение травматичного опыта неудач. И в обстановке поддержки, шаг за шагом, в приемлемом для пациента темпе, постепенно возвращаются уверенность в себе, желание общаться, трудиться, быть самостоятельным. Блестящие примеры такого рода работы нам удалось наблюдать.

И этот опыт вновь подтверждает важность и безальтернативность развития помощи психически больным в направлении реабилитации и социальной адаптации.


RPA ROP_SisnevaМария Евгеньевна Сиснева была соруководителем этой стажировки и рассказала о применении итальянского опыта психосоциальной реабилитации в реформировании социально-реабилитационной службы ГБУ ПНИ № 22 г. Москвы.

Для разработки планов психосоциальной реабилитации для людей из экспериментальной группы из 12 человек было предложено использовать системный подход к реабилитации психологических и социальных компетенций, разработанный американским и израильским клиническим психологом, психотерапевтом Марком Спиваком и широко применяемый в реабилитационных центрах Италии и Израиля, предназначенных для психосоциальной реабилитации лиц с психическими заболеваниями и нарушениями развития. В исследовании актуального уровня психологических и социальных компетенций лиц из экспериментальной группы и составлении их индивидуальных планов реабилитации приняли активное участие студенты Московского государственного психолого-педагогического Университета (факультета клинической и консультативной психологии).

Результаты эмпирического исследования применения системного подхода к реабилитации психосоциальных компетенций М. Спивака в условиях институционального стационарного учреждения (ПНИ) показали хорошую эффективность данного подхода в диагностике психологических и социальных дефицитов больных и разработке индивидуальных планов реабилитации, однако некоторые аспекты реабилитационной программы сталкиваются с затруднениями и ограничениями административного и юридического порядка, которые сложно решить на уровне институционального учреждения, а также с недостаточностью персонала и его неготовностью к применению данного подхода. Тем не менее, многие реабилитационные мероприятия (психообразование, тренинг социальных компетенций, индивидуальное консультирование) уже осуществляются, а другие стартуют в ближайшее время. Первая оценка эффективности реабилитационной программы будет осуществлена в сентябре 2018 г.


RPA ROP_PapsuevОлег Олегович Папсуев подвел итоги дискуссии и кратко описал ход реформы психиатрической помощи в России.

В настоящее время в психиатрической службе в Российской Федерации происходят существенные изменения, связанные с принятым в 2012 году новым Положением о психиатрической помощи. Появляются новые реабилитационные формы помощи, преимущественно во внебольничных условиях, которые должны взять на себя всю основную работу по реинтеграции людей с психическими расстройствами в сообщество на фоне продолжающегося сокращения стационарных коек. Профессор И.Я.Гурович обращал особое внимание на то, что поскольку процесс деинституализации в России происходит позже, чем в развитых странах, у нас есть возможность учесть полученный опыт и не повторить ошибки. В этой связи опыт Итальянской психиатрической службы представляет особый интерес. Привлечение ресурсов сообщества, общественных, пациентских организаций позволяет формировать структуру психиатрической помощи в соответствие с потребностями и запросами пациентов и их семей. При этом особое значение следует уделять вопросам стигмы и борьбы с ней, как с основным тормозом развития и модернизации психиатрической службы в России.

В дискуссии приняли активное участие сотрудники Психиатрической больницы №4 им. П.Б.Ганнушкина, а также студенты и выпускники факультета консультативной и клинической психологии МГППУ.


Закрыл заседание проф. Сергей Николаевич Мосолов, отметив, что совместное заседание привлекло широкую аудиторию и, судя по обилию вопросов и неформальной дискуссии, вызвало неподдельный интерес. Особенно было приятно большое присутствие молодежи. Действительно, проведенная в конце прошлого века в Италии реформа оказания психиатрической помощи с радикальной деинституализацией вызвала бурную реакцию в психиатрическом сообществе и в конце концов привела к распространению этих тенденций во всем мире, включая нашу страну и, частности, Московскую психиатрию. Но особый интерес безусловно представляют новые формы стационарзамещающей социально-психологической помощи с формированием персонофицированных реабилитационных программ. О внедрении подобных технологий в России неоднократно говорил и Иссак Яковлевич Гурович. Осмысление этого опыта с оценкой его положительных и отрицательных сторон, подготовка квалифицированных кадров и постепенное внедрение с учетом особенностей работы нашей психиатрической службы является актуальной задачей проводимой в Москве реформы.

RPA ROP_Mosolov_Holmogorova

Опубликовано в новости на факультете

15 и 16 марта 2018 года в Москве состоялась Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием "Методологические и прикладные проблемы медицинской (клинической) психологии. Поляковские чтения (к 90-летию Ю.Ф. Полякова).


Организаторами конференции выступили Московский государственный психолого-педагогический университет (ФГБОУ ВО МГППУ) и Научный центр психического здоровья (ФГБНУ НЦПЗ).

«Поляковские чтения» посетило более 370 участников из России, Белоруссии, Казахстана, Франции и Германии. За два дня конференции было заслушано 53 научных доклада на пленарном заседании и 7 секциях.


Активное участие в подготовке и проведении конференции приняли преподаватели кафедры клинической психологи и психотерапии нашего факультета.


В первый день конференции (15 марта 2018г.) в рамках секции "Современное развитие идей и направлений работы Юрия Федоровича Полякова в медицинской (клинической) психологии" выступила профессор кафедры КПП, д.псх.н. Наталия Георгиевна Гаранян с докладом "Перфекционизм как фактор хронификации психических расстройств".

Polyakov.Chteniya Garanyan


Во второй день конференции (16 марта 2018г.) преподаватели и выпусники факультета приняли участие в организации и проведении секции "Современные тенденции в реабилитации больных с тяжелыми психическими расстройствами". Руководителями секции выступили декан факультета, д.псх.н. Алла Борисовна Холмогорова, заместитель декана, д.псх.н. Ольга Валентиновна Рычкова, а также зав.кафедрой нейро- и патопсихологии факультета КСП Антон Игоревич Хромов.


Преподаватели и выпускники факультета выступили с докладами:


1. Гаранян Н.Г., д.псх.н.; Клыкова А.Ю.; Полякова Ю.М.; Сорокова М.Г.Интерперсональные аспекты перфекционизма

2. Москачева М.А.; Холмогорова А.Б. д.псх.н. — Применение IT-технологий в практике помощи больным с тяжелыми психическими расстройствами

3. Пуговкина О.Д., к.псх.н. — Когнитивные нарушения как мишени психотерапии хронических депрессивных расстройств

Polyakov.Chteniya Pugovkina_2

4. Таккуева Е.В.; Холмогорова А.Б., д.псх.н.; Палин А.В. — Консолидация достижений организационной и клинической психологии в реабилитации больных шизофренией

5. Холмогорова А.Б. д.псх.н. — Дискуссионные аспекты перфекционизма: роль мотивации

6. Царенко Д.М., к.м.н.; Юдеева Т.Ю., к.псх.н.; Довженко Т.В., д.м.н. — Нарушение способности к ментализации у больных биполярным аффективным расстройством


Краткий обзор всей конференции можно найти на сайте ФГБОУ ВО МГППУ

Опубликовано в новости научной жизни

Студенты факультета "Консультативная и клиническая психология" были награждены Благодарностями и Грамотами ректора

за активное участие в деятельности Московского Государственного Психолого-Педагогического Университета!


8 студентам была объявлена Благодраность Ректора:

Невежиной Дарье Михайловне, студентке 4 курса по специальности "Клиническая психология" за участие в проведении образовательной выставки "Навигатор поступления", а также за участие в проведении Московского международного салона образования;

Карагезовой Софье Ильиничне, студентке 2 курса по направлению "Психология" за участие в проведении Всероссийского фестиваля науки, а также за участие в Открытии XXI Всемирного фестиваля молодежи и студентов в г.Москва;

Пленсковской Арине Андреевне, студентке 4 курса по специальности "Клиническая психология" за участие в проведении Всероссийского фестиваля науки, за участие в проведении Московского международного салона образования, а также за участие в Открытии XXI Всемирного фестиваля молодежи и студентов в г.Москва;

Кондрашову Владиславу Павловичу, студенту 2 курса по направлению "Психология" за участие в Открытии XXI Всемирного фестиваля молодежи и студентов в г.Москва;

Брушлинскому Ивану Михаловичу, студенту 4 курса по направлению "Психология" за активное участие в деятельности Московского государственного психолого-педагогического университета;

Костюхиной Елизавете Дмитриевне, студентке 3 курса по специальности "Клиническая психология" за активное участие в деятельности Московского государственного психолого-педагогического университета;

Миловидову Даниле Ивановичу, студенту 1 курса по специальности "Клиническая психология" за активное участие в деятельности Московского государственного психолого-педагогического университета;

Обернихиной Александре Юрьевне, студентке 2 курса по специальности "Клиническая психология" за активное участие в деятельности Московского государственного психолого-педагогического университета.


2 студента награждены Грамотами Ректора:

Иосис Алина Владимировна, студентка 5 курса по специальности "Клиническая психология" за активное участие в деятельности Московского государственного психолого-педагогического университета;

Ведмицкая Дарья Дмитриевна, студентка 5 курса по специальности "Клиническая психология" за активное участие в деятельности Московского государственного психолого-педагогического университета.


Гордимся нашими студентами!!

Опубликовано в новости на факультете

21 января 2018 года в 11:00

Московский государственный

психолого-педагогический университет (МГППУ)

приглашает на

День открытых дверей!


В программе мероприятия

  • - Встреча с ответственным секретарем приемной комиссии, деканами факультетов и заведующими выпускающих кафедр
  • - Демонстрация экспериментального оборудования для изучения психики. Знакомство с айтрекером и полиграфом
  • - Выставка факультетов МГППУ
  • - Мастер-классы, тренинги и др.

Вы сможете познакомиться с нашим Университетом, задать интересующие вопросы, узнать о поступлении и обучении в МГППУ, а также перспективах трудоустройства.


Более подробная информация на сайте Дня открытых дверей МГППУ - openday.mgppu.ru

Опубликовано в архив новостей

bannikovp




Банников Павел

Выпускник 2011 года

Кафедра клинической психологии и психотерапии


foot-line

Проект «Интервью с выпускником», 2015 г.

брали интервью студентки ПКП 1.1

Анна Стороженко,

Дарья Розман и

Юлия Карпова


Мой метод жесткий, но не жестокий. В таком подходе все про себя, это отрезвляет клиентов и ведет к успеху.

В своей практике этот психолог смог соединить воедино самые различные подходы и методы. В его работе нет легкости и беззаботности, он четко видит проблемы и ведет клиента к их решению. Он применяет самые различные методы и успешно совмещает их в единую линию работы. Уже имея достаточный опыт и большие планы, он стоит на пороге создания новых техник психотерапии.

Это интервью было очень важным для нас, ведь мы 1 курс и от живого общения с психологом может поменяться наша жизнь. Так уж сложилось, что сегодня далеко не все подростки близко знакомы с работой психолога, а идя по этой специальности, не все полностью представляют это профессию. Первое впечатление от Павла Александровича было ошеломительное, казалось, что мы прикоснулись к самой психологии в чистом виде. Но уже с первых секунд разговора мы почувствовали себя свободно. Он произвел самое теплое впечатление. Как только прозвучал первый вопрос, сразу стало понятно, что этот разговор будет долгим, информативный и очень приятным. Разговор был настолько увлекательным, что 2 часа пролетели, как 15 минут и нам было очень жаль его прерывать. Уходя, мы чувствовали себя очень воодушевленными и полными решимости достичь успехов! Главное заинтересовать на первой лекции, говорили нам преподаватели, так вот первый психолог, с которым нам удалось поговорить с профессиональной точки зрения, смог не только заинтересовать, но и погрузить нас в этот мир.


Интервьюер: С какого момента Вы поняли, что хотите стать психологом?

Павел Банников: Наверное, это сложно назвать решением в один момент. Я сначала хотел стать юристом, получил среднее профессиональное образование, но понял, что не хочу быть им. И совершенно случайно при написании курсовой работы я нашел в библиотеке книжку З. Фрейда «Введение в психоанализ». И меня это заинтересовало, я начал читать. Мне стало интересно, что психология не просто академическая [наука], потому что в колледже у меня был общий курс психологии, и было немного скучновато. Но когда я увидел, что это не только не скучно, но еще и имеет практическую значимость, мне стало интересно.


И: А потом Вы поступили в университет?

П.Б.: Да, потом я решил выбрать университет. К тому времени я уже знал, что хочу быть психологом. И уже в достаточно сознательном возрасте, мне было тогда 21, я пошел на факультет Констультативно-клинической психологии, (тогда он назывался «Психологическое консультирование»), на клиническую кафедру.


И: Почему Вы выбрали именно этот факультет?

П.Б.: Потому, что мне казалось, что это факультет, где будут обучать практическим навыкам, знаниям о том, как использовать различные методы консультирования. А клиническую кафедру я выбрал потому, что это расширяет базу, то есть, я могу работать не только с нормой, но и с различными патологиями.


И: Как Вы "пришли" к семейной психологии? Почему выбрали именно это направление?

П.Б.: На третьем или четвертом курсе Г. Л. Будинайте вела у нас общий курс «Семейная психотерапия» и рекомендовала литературу по темам. И я очень заинтересовался, потому что (прим. семейная психология) системный анализ - это другое видение консультирования. У меня уже был опыт: у нас была первая-вторая ступень "понимающей психотерапии" Ф.Е.Василюка – это одно, а когда системная и семейная – немного другой взгляд на ситуацию, на проблему. И я почувствовал, что мне это подходит, мне более интересно, более живо. Далее начал изучать самостоятельно, читать книги. Например, Карла Витакера и Сальвадора Минухина советую почитать, это структурная системная семейная психотерапия. Они очень четко описывают системную логику семейной психотерапии; а если логику поймёте, то там все достаточно просто.


И: Как Вы поняли, что это для Вас лучшая сфера деятельности; и как понять это студентам?

П.Б.: Если кажется, что психологией хочется заниматься, и в другом себя не видишь, тогда остается вопрос о специализации, какую специализацию выбрать. Самая лучшая база – это база психологическая, чтобы оттолкнуться и начать поиск. В любом случае - это консультативная психология, она мне дала очень хорошую базу.

Когда вы дойдёте до третьего-четвергото курса, пройдёте самый "скучный" этап: общая психология и другие моменты, которые кажутся скучными, потом через некоторое время, когда вклиниваются курсы общей психотерапии, истории психотерапии, и когда вы знакомитесь более подробно с разными направлениями, то, я думаю, что-нибудь отзовется в вас, если это будет вашим.


И: Как Вы начали работать в центре? Сложно ли было устроиться на работу после окончания университета?

П.Б.: (Протяжно) Да... После окончания университета я работал в банке, занимался активными продажами, мне было психологически очень тяжело. И я отработал всего два месяца и на втором месяце понял, что все, не могу больше. Я разослал резюме по куче разных организаций. Я получил несколько приглашений и приехал на самое первое. Прошёл два собеседования, и уже пять лет работаю в этом же центре по специальности.


И: Первый клиент: какие чувства вызывают эти воспоминания, и какие выводы после первой консультации Вы для себя сделали?

П.Б.: Из первых клиентов я почему-то помню только первую семью. Прошло всего лет пять, но одним из первых, кто приходит в голову - именно эта семья. Первая семья... было очень тяжело. Тяжело понять,.. что такое происходит (улыбается). У этой семьи каждую консультацию были разные жалобы и разного направления. То есть это была ситуация, в которую сейчас я редко уже попадаю, но бывает периодически, когда приходят с жалобой, и, либо запроса четкого не имеют, либо он скрыт. Например, конфликт мамы и папы, у них предразводное состояние, и они приходят с проблемой: "ребенок не слушается, сделайте с ним что-нибудь". Если даже консультация заканчивается тем, что им нужно как-то выстраивать взаимоотношения: "Да, да, да…", и следующая консультация начинается с чего-то другого. В самом начале у меня еще был "хаос" в голове, я тогда еще своего инструмента, метода не нашел; но при входе в кабинет я говорил себе "Ап!" и делал шаг. (Смеётся). Я с ними работал с января по май, и был счастлив, что закончился учебный год, и они ушли, так как к тому времени остро чувствовалась необходимость в паузе. Когда они пришли в следующем учебном году, то есть мы продолжили [работать], уже было чуть попроще.


И: Можете дать портрет личности психолога, какие качества нужны, например, конкретно в Вашем направлении?

П.Б.: Про себя могу рассказать. Мне очень помогло то, что я впитал из курса Ф.Е. Василюка «Понимающая психотерапия», гуманистическом клиент-центрированном подходе, роджерианском, - позитивное безоценочное принятие. Оно позволяет сделать «хоп» и все с белого листа: «я вас не знаю, я – инопланетянин, расскажите мне, что и как». Это помогает воспринимать ситуацию более объективно без всяких социальной желательности, социального порицания. В разных ситуациях это помогает. Достаточно сложно, когда вам, например, говорят: «я ненавижу своего ребёнка», и если бы не позитивное безоценочное принятие, можно было бы сразу сказать: «Знаете, я не буду с Вами работать. Я не могу Вас воспринимать, как человека, Вы - зверь». Если нет этого инструмента - позитивного безоценочного принятия, - то очень сложно человеку будет в работе с разными сложными случаями.

Уверенность в себе. Но не граничащая с неадекватной завышенной самооценкой, а уверенность сделать шаг, не боятся чего-то нового. Как у Михаила Боярского в песне, "Но когда заходить мне не хочется в клетку "Ап!" - себе говорю я, и делаю шаг…". Вот как раз такая должна быть уверенность, чтобы вы не боялись чего-то нового и шагали: «Я справлюсь, я разберусь», а если вдруг вы поймете, что не разберётесь, то всегда можете остановиться.

На мой взгляд, умение сказать, что «вот здесь я вам не могу помочь», и сказать это искренне, не откладывая в долгоиграющий ящик, признать это – тоже очень важное качество психолога. Мы не боги, мы всех спасти не можем, мы можем спасти тех, кого можем спасти. Кого-то должны спасать другие, а иногда клиенты вообще не хотят, чтобы их спасали. Разные ситуации бывают, и, чтобы не "сгореть", психолог должен иметь это качество.

Разносторонность – еще одно качество психолога. Чем больше знаний в разных сферах, тем проще вам будет. Сейчас нужны универсальные специалисты. Вы должны знать все, но любить что-то одно.


И: В чем Ваша "изюминка" как специалиста?

П.Б.: (Задумывается) Мне сложно судить о себе; о "изюминке" скорее, наверное, клиенты расскажут. Жена говорит, что у меня стиль достаточно жёсткий. Не жестокий, а жёсткий. Поэтому я выбрал структурную систему психотерапии, а не нарративный или же стратегический подход. Я поддерживаю именно структурный подход, потому что там про систему, про структуру, про изменение, разрушение структуры, с целью построить новую; там про жесткие интервенции, внедрения, коалиция с одним, потом с другим. Это достаточно жёстко, это не понимающая психотерапия. Это "огорошивание", ушат холодной воды, это отрезвляет. Таким инструментом я могу помочь. То есть, например, в определенны ситуациях использовать понимающую психотерапию достаточно сложно, но элементы её я использую, когда, например, требуется эмпатия, а не переструктурирование. Все нужно в меру и вовремя.


И: Есть ли мужской и женский подход к психотерапии или это миф? Кто лучше подходит для роли консультанта?

П.Б.: Мне кажется, есть особенности... Например, если говорить про работу с детьми, то большинство моих коллег-женщин используют какие-то арт-терапивтические методы в работе: песочную терапию, рисование на планшете, лепку, строительство песочниц и т.п., а коллеги-мужчины больше работают с подростками, с семьями; но есть и коллеги-женщины, которые работают с семьями тоже. Хотя женщины, как мне кажется, больше углубляются в творческие направления; какой-то такой стереотип у меня сформировался.


И: В психологии есть такое явление, как "выгорание" специалистов. Как с этим справиться?

П.Б.: Вот, на самом деле, в любой профессии, где требуется работа с людьми, есть какой-то процент «выгорания», и он всегда будет. Много зависит от атмосферы, в которой ты работаешь, от того, насколько ты гибок и от знаний, наверное.

Собственно какого-то конкретного универсального совета по профилактике "выгорания" нет, потому что каждый формирует для себя мотивацию, ставит перед собой какую-то цель. Многие приходят в психологию, потому что есть диплом: «Почему бы и нет, попробую-ка я в этом поработать, не зря же я учился пять лет». Некоторые приходят и до пятого курса думают: «Нет, я не буду заниматься психологией». А некоторые приходят «Ну да, я закончил, здорово…», но применять на практике знания абсолютно не хотят, нет желания, нет понимания, как этот процесс (прим.: консультации) происходит. Такие, мне кажется, "сгорают" в первую очередь.


И: А как вы справляетесь с обычным стрессом?

П.Б.: Ну, я вам честно скажу, основной стресс – это бумажки (смеётся). Сейчас их чуть поменьше стало, слава Богу, но когда конец года, нужно срочно сдавать бумаги, писать много. Наверно это какая-то моя неорганизованность, которая мне мешает все делать вовремя. Правда, как показывает практика других коллег, либо у них тоже нет этой организованности, либо просто это некоторая наша такая черта психологов: нам бы творить, нам бы помогать, а не бумажки писать. Я думаю, это на уровне бессознательного отрицания, обесценивания, отодвигания, чтобы за это не браться, наверное, это порождает тревогу.

Разные родители-клиенты приходят, и тогда тоже иногда возникает тревога, когда очень сложный случай, и когда сам человек, который пришел с запросом, не хочет ничего делать. Ведь я же не могу удочерить, усыновить детей, как-то их "переделать" и потом отдать обратно. Это должны делать родители, по крайней мере, в рамках нашего центра. Самым важным для меня является то, чтобы родитель был готов работать и работал, иначе - стресс. Это как тупик, а мне всегда нужен свет в конце тоннеля, понимание, что это можно сдвинуть, что с этим можно работать, могу ли я помочь или не могу, и, когда ты чувствуешь, что не можешь помочь – это, наверное, стресс; ведь, неуспехи немного тревогу увеличивают. Но на самом деле не так много этих неуспехов, больше бумаг.


И: Как повлияла Ваша профессия на личную жизнь?

П.Б.: Со своей женой я познакомился в нашем университете, она тоже психолог, тоже училась на консультативной психологии, на клинической кафедре, только на три года позже, чем я. Мы вместе ходили на разные внеучебные мероприятия: лекции, лектории, огоньки, зимние психологические школы, семинары. Вот на этих семинарах я и познакомился с женой. Мы живем в счастливом браке уже три года.

Все по-разному, все мы люди, но психологическое знание, навыки помогают более без болезненно и быстрее справляться с конфликтами, неурядицами. Я думаю, что было бы сложнее, если бы мы с женой были в разных специальностях, не психологи, а кто-нибудь ещё.


И: Используете ли Вы какие-то психологические приемы в разговорах с друзьями, родными? Как это влияет на отношения в семье? Консультируете ли Вы близких знакомых?

П.Б.: Я думаю, все через это проходят. Психологам надо же тренироваться сначала на кошечках, а потом уже переходить... (кошечки – это из советского фильма Операция Ы) Все знают, что консультировать друзей нельзя; почему нельзя - объясняли, понимаешь, но все равно консультировать хочется (улыбается). В любом случае, хочется дать какие-то советы - это великий соблазн, от этого никуда не уйти: будете консультировать, уже, может быть, консультируете. В любом случае, к вам будет некоторое другое отношение: «слушай, у меня такая проблема, ну ты же психолог, ну расскажи...».

Почему так? Не потому что нам хочется, а потому что ореол психолога будет витать над вами всегда, и, если будете говорить: «А я вообще работаю психологом», то в ответ часто будете слышать: «психологом? А! Слушай у меня такая проблема … ». Это будет, как игра, в которую вы наиграетесь. Мне кажется, что консультирование близких - это как этап развития львёнка: он играется, кусается, и вот эта игра нужна для чего? Для того, чтобы добычу ловить, проверять эффективность своей деятельности, чтобы в дальнейшем вы уже могли с клиентами прилично работать. Конечно, всегда есть риск, особенно при консультировании друзей: вы можете с ними поругаться, они могут обидеться на ваши суждения, мысли, которые будут расходиться с их мнением, поэтому лучше стараться разграничивать, где вы как друг, а где вы как психолог. Можете использовать фразу «Я тебе сейчас, как друг скажу...». Поэтому тренируйтесь: на третьем-четвером курсе будет такая ситуация, что для апробации каких-то техник, вам нужен будет кто-нибудь, и те, кто согласны и хотят - это друзья, братья, сестры, мамы, бабушки и т.д.

По поводу навредить/не навредить, у меня к "не навредить" особенное отношение... Вот, например, хирург, он может навредить как? Он может сделать глубокий надрез, тем самым "открыть" кровотечение, и не суметь его остановить. Мы чем отличаемся от хирурга? Ну, во-первых, мы не психоаналитики. Я думаю, что единственные, кто могут глубоко [навредить], это те, кто работают с "глубиной", то есть, те, кто работают в психоанализе. А если вы работаете в психологическом консультировании, то не давайте советов – и не навредите. Советы можно применять, когда вы полностью понимаете, что происходит, есть четкая картина, и вы начинаете описывать ситуацию, с которой клиент пришёл, и у него возникает ощущение, что вы как-будто видели, что с ним происходило. Будете чувствовать, что это действительно так, то тогда можете давать советы. Но и то, что-то вроде: «прислушайтесь, что говорит ваш ребенок…». Никоим образом не берите на себя ответственность, например, за какой-нибудь жизненоважный выбор, вы же сами будете виноваты: клиент будет осознанно или неосознанно вас винить, потому что вы сделали выбор за него, а он вас послушался, думая, что вы... (величественно) психолог. Люди всегда будут ждать, что вы дадите какой-нибудь совет. Приучайте свое окружение к тому, что вы не даете советов.


И: Был ли неудачный случай и как он повлиял на вашу работу?

П.Б.: Я, наверное, очень сильно себя люблю, потому что, когда мне попадается случай, с которым я не справляюсь, понимаю, что это не мое, то я просто говорю, что ничем не могу помочь. И они уходят, и тогда наступает облегчение. Я не переживаю, что я не помог, потому что объективно понимаю, что не могу этого сделать, в таких случаях тяжелее не момент отказа, а продолжение работы с клиентами, это выматывает еще больше. Например, когда ты уже не видишь смысла работать, а они хотят приходить, при этом ничего не делая; и когда вступаешь в такую борьбу с самим собой, наверное, это самый тяжелый случай. Хотя, в таких случаях бывает, что клиенты сначала не хотят что-либо делать, а потом, через какое-то время начинают работать. Но есть патовые ситуации, когда они погрязли в своих проблемах и самое ужасное то, что им это удобно. Тогда становится тяжело и грустно, но как только они уходят, наступает облегчение. Так что, если клиенты не хотят ничего делать, то это уже не от меня зависит, это от них зависит. Чем более реалистично мы относимся к тому, что с нами происходит, тем проще. И нужно помнить, что если возникают трудности, с которыми вы как профессионал справиться не можете, то всегда можно найти себе супервизора.


И: В РФ к психологам относятся довольно настороженно по сравнению с Европой. С чем это связанно? И как это преодолеть?

П.Б.: Я думаю, это связанно с нашим менталитетом. После открытия железного занавеса долгое время было, да и сейчас эхом доносится, четкое понимание того, что то, что сделано за рубежом более качественно, чем у нас. Разные конференции являются более значимыми и важными за рубежом. Особенно это явление было распространено в 2000-х; а сейчас, мне кажется, уже не так сильно, потому что очень много российских "школ". Например, школы семейной психотерапии А.В.Черникова, А.Я. Варга. И я бы не сказал, что у них какой-то дефицит с обучающимися, или, например, институт гештальт-терапии, который бесконечным потоком гештальтистов выпускает, и их курсы повышения квалификации сейчас котируются везде.


И: Вы работаете с разными возрастными категориями, к чему больший интерес?

П.Б.: Семьи, в которых дети до 15 лет. Наверное, это наиболее интересная сфера. Самые простые случаи, это где дети до 7 лет (до 1 класса), в таких семьях самые быстрые консультации. В семьях с подростками работа сложнее, потому что они сопротивляются, юношеский максимализм и т.д. Это усложняет работу, но не делает её менее интересной. Я не люблю, когда просто, я люблю, когда сложно, когда у тебя есть понимание, как с этой ситуацией разобраться, то есть это, как шахматная игра: что-то видишь, что-то не видишь и начинаешь разбираться, рождается азарт, интерес. А с детьми до 7 лет интересно тем, что за короткий период времени достаточно эффективно можно поработать, выдохнуть и сказать себе "молодец". Но когда приходят сложные семьи, я испытываю восторг. Поэтому, возвращаясь к вашему вопросу, самое интересное для меня - это семьи с подростками.


И: Вы ходите на какие-либо курсы повышения квалификации? Психолог - это профессия, которую невозможно полностью постичь?

П.Б.: Конечно, хожу. Представьте, что у вас есть необходимость делать что-то эффективно, а способов и приемов нет, и возникает ситуация, при которой, вам надо либо распрощаться с профессией, либо дополнительно обучаться. Но не всегда это помогает. Все книги и все преподаватели дают информацию, а будете ли вы понимать, как ее использовать - это уже другая история. Поэтому, помогают ли повышения квалификации постичь психологию – наверное, да. Но все зависит от нас самих.


И: Был ли у Вас когда-нибудь профессиональный кризис?

П.Б.: Был, когда я окончил университет, и не мог найти работу. Поступая в университет, я четко понимал, что буду работать по специальности и никак по-другому, у меня даже плана "Б" не было. Но когда я понял, что работу найти нереально и тогда у меня был профессиональный кризис. И я попытался найти план "Б": я пошел в банк, там обучение прошел и хотел в отделе "B2B" быть тренером, потому что это было что-то близкое с психологией. Но пришлось работать обычным агентом продаж. Вот тогда и был кризис. А сейчас я уже не представляю свою жизнь в другой профессии.


И: Реализовались ли ваши ожидания от профессии?

П.Б.: Я надеюсь, что все еще впереди (Смеётся). У меня желание было только одно: заниматься этим и ничем другим, и я этим занимаюсь. У меня не было особо никаких ожиданий от профессии, у меня был страх, что я просто не найду работу. А так, какие у меня были ожидания? Мои ожидания, когда я был выпускником: во-первых, я не хотел работать с детьми, но оказывается с детьми не так уж и сложно. Но это нельзя считать нереализованными ожиданиями, потому что я нашел что-то другое, я воспринял эту ситуацию под другим углом, и они изменились. Во-вторых, я хотел работать с семьями, изменилось ли это? Нет, я по-прежнему хочу работать с семьёй, это наиболее интересный формат для меня.


И: Каким Вы себя видите через 5-10 лет в профессиональной деятельности? Может, есть какие-то идеи, проекты?

П.Б.: Ну, во-первых, хочу сделать обучающий семинар по техникам, которые я планирую довести "до ума". И, во-вторых, наверное, надо все-таки идти в аспирантуру, это некий карт-бланш, потому что больше возможностей появляется. В государственных учреждениях приоритет больше тем, кто имеет кандидатскую степень. Меньше требований, больше профессиональных возможностей. Я про свободу выбора.

Опубликовано в Выпускники
Страница 1 из 3

Присоединяйтесь к нам
в социальных сетях!

facebook-icon1 black-white-android-vk.com  youtube-icon1 instagram icon3

 

Второе высшее - деканат

+7 (499) 975-51-18

+7 (499) 975-51-32

 povyshkval bannerПовышение квалификации

+7 (499) 975-51-18

+7 (985) 110-49-32

(пн.- ср. с 11:00 до 19:00)

 

banner art2goda

 

banner CBT