"Жизнь в большом городе: женские неврозы."

Интервью доцента кафедры индивидуальной и групповой психотерапии

Александра Иосифовича Сосланда порталу "Матроны.Ру"


Неврозы – бич нашего времени. Успешных, молодых, красивых и образованных жительниц мегаполисов как на маятнике качает от одного невротического полюса к другому — от полюса дефицита любви, тепла, близости до полюса избыточного давления, сверхконтроля и токсичных отношений. О самых распространенных внутренних конфликтах современных женщин Екатерине Люльчак рассказал кандидат психологических наук, психотерапевт, доцент факультета консультативной и клинической психологии МГППУ Александр Сосланд.


Александр Иосифович, с какими запросами к вам чаще всего приходят пациентки?

Самый распространенный запрос — жалобы на проблемы, связанные с Другим. Это может быть муж или партнер, может быть мать, может быть подруга, в отдельных случаях — дети. И везде мы сталкиваемся с давлением на женщину — критикой, встраиванием ее в свою жизнь через властные ходы. Постоянный конфликт между любовью и неприязнью. Отношения в жизни этих женщин сначала развиваются по сценарию любви, дружбы. Но потом оказывается, что дружба, любовь — это одновременно война. И эта война через какое-то время берет верх.


А в чем истинные причины женского одиночества?

Это одиночество большого города, оно не только женское. Просто мужчины по-другому это переживают, так, что это довольно редко приводит их в кабинет психотерапевта.

Интернет задает новый контекст теме знакомств. Сейчас очень много ситуаций, связанных с разочарованием в интернет-знакомствах. Женщина ищет там близости, любви, а получает, причем очень часто, нечто совершенно другое. Сценарий краткосрочных отношений, на низком уровне взаимных требований быстро приедается. Не открою большого секрета, если скажу, что создание семьи с помощью сайтов знакомств — далеко не всегда осуществимый проект. И вот, постоянные поиски и разочарования, попытки близости и снова неудачи — это огромная тема в сегодняшней терапевтической работе.

Но у женщин свой запрос: научите, как себя вести, чтобы понравиться мужчине. И мы каждый раз отыскиваем свои способы наладить отношения, при этом делая оговорки, что нет никаких универсальных правил и рецептов. Многие идут на тренинги «как завлечь» и «как удержать партнера», но по опыту, основанному на приличном объеме наблюдений, могу сказать: не стоит связывать с этими практиками большие надежды.


Сильно ли поменялось за последние годы восприятие института брака, семьи? Или глобально мы живем с теми же представлениями, что и наши бабушки?

Конечно, и об этом много писалось, брак перестал выполнять прежнюю функцию. Раньше брак был местом создания семейной общности и обязательно связан с темой деторождения. Сейчас это не так. Теперь брак — это пространство обретения психологического комфорта. А комфорт связан с максимальной свободой внутри отношений и возможным отказом от детей. Что важно, если раньше психологический комфорт в паре приносился в жертву семье и продолжению рода, то теперь в жертву психологическому комфорту приносятся все традиционные и брачные ценности. Комфорт — очень хрупкая вещь, его легко нарушить и фиксация этих «нарушений», придание им статуса «повода для развода» тоже не сильно способствует укреплению семейных союзов.

Резко изменилось соотношение между браком и сексуальной жизнью. В традиционном обществе брак был условием полноценного секса. В современной жизни, когда секс очень переоценен, он оказался связан с такими условиями, как новизна, разнообразие, спонтанность и т.п. Все это не то что не вписывается в рамки супружеских отношений, а явно им противостоит. Брак, с этой точки зрения, становится чем-то таким, что «мешает» полнокровным сексуальным отношениям. Это порождает новый тип невротических ситуаций. Они уже связаны вовсе не с качеством секса, а с качеством отношений. Источником страданий становятся уже не столько сексуальная фрустрация, как это часто бывало раньше, а неудовлетворенность уровнем близости и доверия.


Женщины, выбравшие психологический комфорт и отказ от детей, часто сталкиваются с негативным отношением к своему решению?

Многие девушки, разделяющие идеологию «чайлдфри», вступают в конфликт со своими родителями, придерживающимися чаще всего иных взглядов. Этот конфликт порой становится темой запроса на приеме у психотерапевта. Чаще всего это девушки, стремящиеся к социальной активности, успеху, карьере, иногда они уже чего-то добились, и теперь их главное желание — чтобы окружение оставило их в покое с детским вопросом.

В своей практике я, конечно, не разубеждаю пациентку в ее желании, но ненавязчиво предупреждаю, что к 40 годам она снова может прийти к кому-нибудь из моих коллег, на этот раз с совершенно другой темой: отчаянием по поводу отсутствия детей. Говорю об этом не просто из общих соображений, а потому что такое не раз видел в своей работе. И не я один, естественно.

Порой видишь, что даже очень убежденные когда-то «чайлдфри» потом сожалеют, что никто им раньше убедительно не показал, как тяжело в зрелости они будут переживать свою бездетность.


А бывает наоборот? Часто ли к вам приходят женщины 40-50 лет, которые всю жизнь посвятили дому и детям, и теперь, когда дети выросли, жизнь кажется им пустой?

Да, такое бывает. Дети выросли, привычные заботы больше не актуальны, и женщина не знает, куда приложить свои силы. Эта тема — «проснулась после семейного плена, а вокруг пустота» — есть, но она, как мне представляется, не так драматична. Чаще всего женщина, которая вырастила несколько детей, обладает хорошими ресурсами помощи себе самой. И она легче находит себе новые способы самореализации. Вполне достаточно ее слегка подтолкнуть в правильном направлении.


Полную версию интервью читайте на портале "Матроны.Ру"

Опубликовано в новости на факультете

«Родители решают проблему таблетками»

Психолог Алла Холмогорова — о последствиях учебной перегрузки. Беседовал Александр Трушин

(Журнал "Огонёк" от 23.04.2018, стр. 28)

Накануне выпускных экзаменов в школах и сессий в вузах растет спрос на психостимуляторы, ноотропы и другие препараты. Детский допинг стал обычным явлением. Препараты дают детям и подросткам в надежде, что это поможет справиться с нагрузками в школах и вузах, "улучшить мозговую деятельность". Некоторые родители говорят, что дети сидят на таблетках с начальной школы.

Что это за учеба, после которой надо лечиться? Почему экзамены вызывают такие реакции у детей и почему подготовка к экзамену ведет к разрушению психического здоровья детей? Об этом "Огонек" поговорил с Аллой Холмогоровой, руководителем лаборатории психологического консультирования и психотерапии Московского НИИ психиатрии (филиал НМИЦ ПН им. В.П. Сербского Минздрава России), деканом факультета консультативной и клинической психологии Московского государственного психолого-педагогического университета (МГППУ).


— Детский допинг - насколько это широкое явление?

— Действительно, специалисты наблюдают чрезмерное применение препаратов группы ноотропов и пищевых добавок в период подготовки к экзаменам. Самая большая ошибка, когда мамы обмениваются опытом: моему ребенку это помогло, попробуйте и вы. Состояние детей может быть похожим на первый взгляд - усталость, раздражительность, потеря внимания, но биологические и психологические механизмы, вызывающие эти симптомы, бывают совершенно различны. Разобраться в этом может только врач-специалист.

— От каких препаратов вы бы предостерегли родителей?

—Нет лекарств плохих или хороших, бывает неправильное их применение. Одно и то же лекарство может улучшить сон, принести успокоение одному пациенту и, наоборот, вызывать возбуждение, усиливать тревогу, раздражительность, эмоциональное напряжение у другого. Лекарства должны назначаться только с учетом клинической картины. И только врачом. Очень важна дозировка - когда и сколько принимать. И обязательно должно быть наблюдение врача. Сходить один раз за рецептом ("дайте лекарство для улучшения мозговой деятельности") недостаточно. Если уж пришлось обратиться к врачу, надо доводить лечение до конца. Но самое главное: если вы видите, что ребенок переутомлен, нагрузки превышают допустимые для его возраста пределы, если он не отдыхает, не восстанавливает силы, задумайтесь о его режиме.

— Почему родители не боятся назначать психостимуляторы детям? Это происходит от непонимания, что происходит с ребенком?

— Большинство детей очень перегружены в школе. Они устают, жалуются, что им трудно запоминать материал. А родители, вместо того чтобы поговорить с учителями о снижении нагрузок, об отмене дополнительных уроков или отказаться от занятий с репетиторами, чтобы восстановить нормальный режим ребенка, пытаются решить проблему таблетками. Причем большинство действует самостийно. Реакции детского организма нам хорошо известны. Возможно некоторое временное улучшение, но, если перегрузки продолжаются, последствия могут быть непредсказуемыми. Это порочный круг. Лекарства не решают школьные проблемы. Проблемы же ведут к депрессии. Депрессия - один из факторов подростковых суицидов. Число самоубийств подростков в России выросло в 2016 году в полтора раза по сравнению с 2015 годом, что связано со многими причинами.

— Какие могут быть последствия учебной перегрузки?

— Несколько лет назад мы проводили специальные исследования в школах по известным психологам шкале детской депрессии. Изучали эмоциональную дезадаптацию детей - состояние, при котором ученик не может приспособиться к условиям в школе. Опросили более тысячи школьников в разных образовательных учреждениях. Оговорюсь, что в таких исследованиях мы не можем ставить диагноз "депрессия", а только лишь выявляем риски этого серьезного заболевания. Наш вывод: в гимназиях, лицеях, школах с углубленным изучением предметов эти риски выше, чем в обычных школах. И даже выше, чем в детских домах. Мы обнаружили симптомы депрессии у 25 процентов учеников гимназий. А следовательно, подростки нуждаются в помощи, и не обязательно в медикаментозной. Но совершенно очевидно, что им необходимо изменить образ жизни, изменить коммуникацию со сверстниками, учителями и родителями.

— Школьные психологи занимаются этим проблемами? Могут ли они консультировать учителей по поводу перегрузок детей?

— После реорганизации школ число психологов резко сократилось. Конечно, они должны консультировать и учителей, и родителей, работать с детьми, проявляющими признаки депрессии. Но психолог состоит в штате школы и, следовательно, подчиняется директору. Ну кто же признает, что школа перегружает детей? В ряде стран, в частности в Германии, психологические службы независимы от школьного руководства. Психолог нужен для того, чтобы помогать учителям и родителям найти правильный подход к детям, особенно неуспевающим.

Полную версию интервью читайте на сайте издательского дома "Коммерсантъ"

Опубликовано в новости на факультете

Присоединяйтесь к нам
в социальных сетях!

facebook-icon1 black-white-android-vk.com  youtube-icon1 instagram icon3

 

Presentation B_2019

 

Второе высшее - деканат

+7 (499) 975-51-18

+7 (499) 975-51-32

 povyshkval bannerПовышение квалификации

+7 (499) 975-51-18

+7 (985) 110-49-32

(пн.- ср. с 11:00 до 19:00)

 

banner art2goda

 

banner kouching