В 2019 году для студентов, изучающих психологию, и вузов, где она преподается, произошло важное событие, которого долго ждали студенты и преподаватели факультета «Консультативная и клиническая психология» МГППУ. Профессор кафедры индивидуальной психологии и психотерапии Станислав Михайлович Морозов на основе своих лекций подготовил учебник «История психологии», рекомендованный к печати редакционно-издательским советом Российской академии образования.


​Становление психологии рассматривается в учебнике как две неразрывно связанные линии развития: теоретико-экспериментальная и филосовско-практическая. Кратко описаны новые направления, возникшие в психологии на рубеже XIX и XX вв., а также изменения в современной отечественной психологии.


Morozov 1_1


«Есть много учебников по дисциплине «История психологии». Для чего же нужен еще один? Все очень просто. Во-первых, многие хорошие учебники написаны давно. С тех пор психология обогатилась новыми данными, о которых должны узнать новые поколения психологов. Во-вторых, каждый преподаватель рассказывает свою дисциплину в соответствии со своими личными предпочтениями и пристрастиями. Значит, в принципе не может быть одного учебника, который устраивал бы всех», – С.М. Морозов.


Профессор В.К. Зарецкий:

«Важной особенностью учебника является то, что историческое движение психологического знания персонифицированно, дополнено краткими биографическими сведениями о субъектах его развития. Это очень полезно для общей ориентировки во времени и персоналиях, а также для понимания того, что линии развития зависят от людей, которые задают историческое движение в соответствии со своими взглядами и своей волей.

Учебник будет интересен не только студентам-психологам разных форм обучения и их преподавателям, но и всем, кто интересуется познанием внутреннего мира человека, динамикой представлений о человеке, его понимании и видении мира, что постепенно выходит в центр внимания самых различных специалистов, занимающихся проблемой взаимоотношения человека с миром, влиянием человеческой деятельности на изменения в мире, в котором мы живем».

Опубликовано в новости на факультете

Профессор и и.о.зав.кафедры индивидуальной и групповой психотерапии

Елена Васильевна Лавринович

рассказала о том, что такое тренерская позиция и как выбрать программу обучения тренерскому искусству.


Как выбрать обучающую программу тому, кто хочет сам стать тренером?


С моей точки зрения, есть три важных момента, на которые следует обращать внимание при выборе программы, направленной на овладение профессией тренера.

Во-первых, программа должна быть длительной, не менее 150, а лучше еще больше часов. Это требование к программе связано с тем, что участники должны не только получить определенные знания о построении тренинга, групповой динамике и многим другим аспектам работы тренера, но и обязательно отработать свои навыки в учебной группе.

Во-вторых, подготовка специалистов групповой работы считается полноценной только в том случае, если они сами получают вначале опыт участия в тренинговой или психологической группе, а только потом, на своем опыте почувствовав, что такое быть членом группы, становятся «групповодами».

И в-третьих, программа должна завершаться сдачей выпускной работы, показывающей приобретенную квалификацию тренера. Как показывает практика, участие в программах обучения не всегда свидетельствует о том, что участник сможет в дальнейшем самостоятельно проводить тренинги. К сожалению!

В программе, которую я веду с 2005 года (прим.ред. – «Искусство групповой работы: тренинг тренеров и ведущих групп»), выпускная работа является обязательной частью программы и Университет выдает удостоверение о повышении квалификации только в том случае, если участник успешно подготовит выпускной тренинг и продемонстрирует свою квалификацию.


На рынке в настоящий момент есть много различных предложений по подготовке будущих тренеров. Как Вы считаете, кому в первую очередь следует выбирать Вашу программу?


Практика показала, что нашу программу чаще выбирают слушатели, которые работают в учебных заведениях различного уровня и направленности, различных социальных службах, благотворительных фондах и других организациях, которые активно развивают свои социальные проекты с использованием в качестве инструмента работы с участниками тренинг и фасилитационные процедуры. Мы считаем, что это не случайный выбор!

Программа построена таким образом, что вначале она обучает будущих тренеров создавать работоспособную и управляемую группу из определенного количества пришедших на обучение слушателей, а только потом, когда они активны и заинтересованы, обучать их тем или иным знаниям, умениям и навыкам.

Такой подход наиболее полезен тем будущим тренерам, которые сталкиваются с задачами работы с маломотивированными, если не сказать больше, группами участников, которым приходится работать с участниками, которые в любой момент могут покинуть группу, и которые иногда вообще слабо себе представляют зачем они присутствуют на группе.

Именно с такими проблемами чаще всего приходится сталкиваться основному «контингенту» наших слушателей. И программа позволяет им успешно решать такие задачи. Поэтому мы считаем, что программа «Искусство групповой работы: тренинг тренеров и ведущих групп» в наибольшей степени подходит именно таким группам слушателей.

Причем среди участников программы у нас не только психологи или специалисты, получившие второе психологическое образование, но социальные работники, преподаватели и педагоги, филологи, юристы, историки, экономисты и менеджеры, решившие сменить профиль своей деятельности.

И обратная связь от участников прошедших групп, которые активно работают в практике, подтверждает правильность этого подхода и полезность программы.

trening intervyu_2

Одна из главных целей программы, ведущей которой Вы являетесь, является формирование тренерской позиции. Что такое «тренерская позиция»?


Ключевым отличием тренинга от других форм обучения является собственно то, что участникам предоставляется возможность в комфортной ситуации в группе отработать те навыки, на формирование которых направлен тренинг – обрести «сознательную компетентность».

И здесь, если мы хотим получить результат, главным является активное участие членов группы в процессе отработки формируемых навыков. А это оказывается возможным только в том случае, если, что называется, группа работает сама, а тренер только направляет и корректирует ее активность, управляет ее работой и групповым процессом.

Обеспечить активное участие членов тренинговой группы в отработке навыков и умений, помочь участникам раскрыть свои ресурсы, позволяет правильно выбранная тренерская позиция. Ее выработка у участников является одной из ключевых задач нашей программы «Искусство групповой работы: тренинг тренеров и ведущих групп».

Опубликовано в новости на факультете

«Развитие любого ребенка теоретически не имеет границ»

Психолог Виктор Зарецкий о том, как сделать так, чтобы дети сами захотели учиться


«Сначала важно достичь с ребенком понимания: зачем ему вообще учиться. Он должен ответить для себя на эти вопросы, тогда появится собственное желание. Он начинает учиться сам, убеждается в том, что у него не получается, и в этот момент единственная для него возможность продвинуться вперед в рамках собственного замысла — это обратиться за помощью к учителю или родителю. И если ребенок получает адекватную помощь, то он не только испытывает чувство благодарности, но и развивается», — рассуждает психолог, профессор кафедры индивидуальной и групповой психотерапии факультета консультативной и клинической психологии МГППУ Виктор Зарецкий. В колонке, написанной для «Реального времени», он рассказывает о лучшем зарубежном опыте в области образования, понятии зоны ближайшего развития ребенка и о том, как объяснять детям смысл обучения.


Прежде всего нужно достичь понимания с ребенком: зачем он будет учиться

Как ни странно, лучший зарубежный опыт в области образования, который стоит брать на вооружение, был создан в период в конце XVIII — начале XIX века. Мои любимые педагогические книги — «Книга для раков» (1780) и «Книга для муравьев» (1806) Кристиана Готтхильфа Зальцманна. Первая о неразумном воспитании, а вторая о разумном.

Главы книги о неразумном воспитании звучат так: «Как вызывать к себе ненависть у детей», «Как сделать, чтобы дети тебе не верили», «Как сделать, чтобы дети тебя презирали», «Как заглушить у детей любовь к людям», «Как научить детей быть жестокими» и т. п. Она называется «Книгой для раков», потому что рак учил своих детей не пятиться назад — а сам пятился. Самая страшная педагогическая ошибка, по Зальцманну, — это когда родители учат тому, чего сами не делают. И слова расходятся у них с делами. Ведь дети берут то, что они видят по действиям, а не по словам.

Понятно, что родители не могут быть идеальными. Родитель может в какой-то ситуации разозлиться и эту злость продемонстрировать, ребенок это воспримет. То есть родитель может быть и добрым, но он же не всегда такой, все может случиться. Просто если родитель вдруг поступил вразрез с тем, чему учит, то ему надо признать это, в конце концов каждый имеет право на ошибку! И тогда это, наоборот, подтвердит ребенку, что для родителя важно то, что он говорил про «быть добрым». Но если слова и дела расходятся систематически, то получается обратный эффект: то, что говорится ребенку на словах, не воспринимается. А то, что он видит в действиях, он берет на вооружение как образец для поведения. Мы считаем, что для учителя, родителя, любого взрослого это один из важнейших моментов.

А второй момент, который был описан в «Книге для муравьев», — в этих книгах есть только одно подчеркнутое слово — «сам». Зальцманн расписывает на двух страницах то, как полезно и чем полезно, когда ребенок сам чем-то увлекается и начинает, например, что-то конструировать. И мы делаем акцент именно на самостоятельной работе. Сначала важно достичь смыслового контакта, согласия, понимания с ребенком: зачем он будет учить математику (русский язык и др.), зачем будет заниматься шахматами и зачем вообще учиться. Он должен сначала ответить для себя на эти вопросы, тогда появится собственное желание. А потом он начинает учиться сам, пытаясь что-то делать, и убеждается в том, что у него не получается. И в этот момент единственная для него возможность продвинуться куда-то вперед в рамках собственного замысла — это обратиться за помощью к учителю, родителю или взрослому.

Смысл же учебы совсем другой. Обычно учитель приходит и говорит: «Тебе надо учить это, давай запоминай! Слушай меня!» А ребенок отвечает (или думает): «Зачем мне это нужно? Мне это вообще неинтересно», — и не слышит ничего от учителя. Учитель пытается воздействовать мотивирующе или как-то иначе, угрожает двойками, тем, что у ребенка ничего не получится, что его выгонят из школы, родители накажут, но это воздействие не очень эффективное. Зальцманн подчеркивает как раз важность самостоятельной работы. Действуя самостоятельно, ребенок обязательно сталкивается с трудностями, а значит — нуждается в помощи. И если он получает адекватную помощь, то не только испытывает чувство благодарности, но и развивается, а если научится запрашивать помощь, не чувствуя унижения (а это зависит от отношения взрослого к трудностям и ошибкам и его, и своим), то и принимать ее будет без сопротивления. Здесь и эмоциональная атмосфера совсем другая, и весь процесс другой.


...


Как объяснить детям смысл обучения? Говорить им правду

Как объяснить детям смысл обучения, особенно тем из них, кто его не видит? Это всегда индивидуально.

Например, я сам проводил беседу по поводу нового урока по шахматам в экспериментальном классе. И сказал детям: «Мы вам предлагаем ввести урок шахмат в вашей школе». Они не отреагировали на слово «предлагаю», потому что раз учителя уже сами все решили, значит, от них ничего не зависит. Тогда я говорю: «Я понимаю, что далеко не все любят играть в шахматы и хотят учиться этому». Они активно закивали головами. Я спросил: «Кто любит играть в шахматы?» Поднялось 3-4 руки. Я говорю: «Вот, а что будут делать остальные? Вам же будет неинтересно. Но вы понимаете, мы вводим шахматы не для того, чтобы вы все становились шахматистами, а потому, что шахматы — это игра, которая способствует развитию умения действовать в уме. Это нужно в любых предметах. Чем бы вы не захотели заниматься — математикой, литературой, историей, географией, — вам потребуется эта способность. Вам нужна эта способность?» Дети: «Да, да, нужна!» И потом я спросил: «Будете шахматами заниматься?» — и поднялись уже сто процентов рук.

Это не манипуляция, это чистая правда. Важный момент состоит в том, что нужно быть искренними с детьми, говорить им правду. Тогда они отзываются.


Полная версия - на портале "Реальное время".


Пол
Источник : https://realnoevremya.ru/articles/163372-psiholog-viktor-zareckiy-o-pravilnoy-dlya-detey-uchebe



Источник : https://realnoevremya.ru/articles/163372-psiholog-viktor-zareckiy-o-pravilnoy-dlya-detey-uchebe


Источник : https://realnoevremya.ru/articles/163372-psiholog-viktor-zareckiy-o-pravilnoy-dlya-detey-uchebe

Опубликовано в новости на факультете

Трудные неуспевающие подростки — головная боль для родителей, для учителей, для двора и района и так далее. Психолог, профессор кафедры индивидуальной и групповой психотерапии МГППУ Виктор Зарецкий рассказал «Реальному времени» о том, как в решении проблем трудных детей помогает педагогическое искусство, технология и индивидуальный подход.


— Виктор Кириллович, расскажите, чем вы сейчас занимаетесь?

— Мы только что закончили большой грант для департамента образования Москвы. На протяжении 25 лет у нас идет работа по помощи учителям, имеющих дело с трудными неуспевающими учениками. Предыстория такая. В 90-е годы я работал в институте педагогических инноваций. Первая наша работа была в том, что мы проводили такой проектный семинар «Переход системы образования Пермской области на новые условия хозяйствования». То есть как жить системе образования в новых условиях рыночных отношений, в отсутствие необходимости проводить идеологическую линию (отсюда вставал вопрос о содержании и форме образования).

Мы 12 лет поддерживали отношения с Пермской областью. Работали со школами, районами, со всем регионом. Что интересно, если в 1991—1992 году проекты были в основном направлены на создание лицеев, гимназий, интеграцию с вузом, углубленное техническое образование, то с 1993 года пошли другие: трудные дети, неуспевающие дети, необучаемые дети, дети с инвалидностью, которые формально по Конституции имеют право на образование, а реально их в школу не пускают.

Мы столкнулись с этими проблемами как раз в работе с общественными родительскими организациями в 1993 году, а в 1994-м начали ощущать эту проблему, работая со школами. Потому что именно в то время были созданы классы коррекционно-развивающего обучения, куда собирали всех неуспевающих детей. Учителей туда отправляли «в ссылку» или в наказание. Здесь нужно отметить, что мы работали в малых городах Пермской области: Нытва, Оса, Очер. Представляете себе такую ситуацию, когда все друг друга знают, и в школе собирается комиссия, кого же из детей определять в коррекционный класс… Все же знают, что это будет класс для дураков. Соответственно, родители этих детей тоже дураки, а учителя, которые собираются их учить, тоже дураки, потому что это невозможно. Но, тем не менее, учить отстающих учеников надо.

Я думаю, что вы представляете себе масштабы проблемы. Учителей же никто не научил, как работать с неуспевающими детьми. А дети изолированные, да еще с клеймом, а еще с сомнением в собственных силах: «Может, я правда не могу учиться, тогда какой смысл прилагать усилия?»

И вот мы оказались на семинаре в Нытвенском районе, который был самый худший по подростковой преступности. Там было примерно 12 школ на весь район. Заврайоно, услышав, что мы продвигаем идею, что учиться могут все, что необучаемых нет, что это вопрос только педагогического искусства, технологии, индивидуального подхода, сказала: «Давайте попробуем у нас реализовать ваш проект». А мы с 1995 года собирали конференции, куда приглашали всех, кто умеет работать с трудными детьми. Это были представители, например, «Центра лечебной педагогики», который до сих пор работает с самими тяжелыми детьми; педагог Э.И. Леонгард, которая разработала метод обучения речи для людей с нарушением слуха; А.И. Бороздин, один из самых известных педагогов-новаторов, создатель центра абилитационной педагогики в Новосибирске, который уже имеет порядка 20 филиалов по России. У нас возник проект летней школы, куда мы пригласили всех учителей, желающих поработать с неуспевающими детьми, которых мы только знали. И в 1996 году мы провели первую школу с выдающимися учителями, а с 1997-го начали помогать и широкому кругу учителей проектировать урок, проводить его и анализировать результаты. У нас благодаря этому появился свой собственный опыт.


...


— Виктор Кириллович, в чем же проблема нашего образования? Учителя не умеют преподавать?

— Преподавать умеют. Скажу сейчас самую главную нашу идею. Учителя не умеют другого, точнее это отсутствует в технологии обучения. Они не умеют оказывать индивидуальную помощь в преодолении учебных трудностей. Вот я вам рассказал несколько случаев из моей работы с детьми, и у каждого ребенка была своя причина трудностей в учебе.

Современный учитель, у которого в классе 30 человек, просто физически не может проводить индивидуальную работу с учениками при той технологии работы с классом, к которой он привык. Для этого нужно что-то в уроке существенно изменить, чтобы осталось время на индивидуальную помощь, которая и является самой ценной для ученика, которая продвигает его в борьбе с ошибками и способствует развитию в целом.

Мы предлагаем делать акцент на осмысленную самостоятельную работу учеников. Допустим, они выполняют серию заданий, нарастающих по сложности, пока не столкнутся с заданием, которое вызывает у них затруднение. Здесь у них есть возможность попросить помощь учителя. Поскольку у всех разные трудности, разный уровень знаний, то ученики будут не одновременно запрашивать помощь, и учитель сможет работать — пусть короткое время, но все-таки индивидуально прямо на уроке. Но если ученик входит во вкус самостоятельной работы, то он уже не может остановиться. В психологии есть важное понятие «эффект незаконченного действия», открытый одним из наших учителей в университете Б.В. Зейгарник еще в 1927 году. В данном случае он выражается в том, что начав на уроке работу над трудностью и ее не закончив, ученик продолжает думать над ней, искать способы, делая это уже за пределами урока.

В летних школах мы тоже работали с классами, мы вели урок или два урока по русскому языку, но в течение дня мы давали индивидуальные консультации. У нас 24 часа в сутки была работа. Каждый ребенок мог к нам прийти, если мы были не заняты, и задать вопрос, провести консультацию. У нас был такой метод погружения в работу. Это не значит, что учитель не может работать индивидуально с каждым. Например, та же Н.Ю. Абашева, про которую я уже говорил, проводит свои уроки не так, как обычно. Когда она заходит в класс, то все уже сидят с перемены и чем-то занимаются. После приветствия учеников она задает вопрос: «Кто не знает, чем ему сегодня заниматься?» Как правило, ни одной руки не поднимается, если это не первые ее уроки в классе.

То есть все построено на самостоятельной работе. Пока ребенок работает самостоятельно, не надо вмешиваться в его работу. Когда у него возникает трудность и он сам не может решить вопрос, задачу, то он поднимает руку. Учитель к нему подходит и они разбираются. Представьте себе, в скольких школах России системно ведутся уроки таким образом? А результаты по русскому языку у учеников Абашевой такие: в классе из физико-математического лицея, в котором она вела с 9 по 11 класс, было пять стобальников по ЕГЭ и средний бал 94. И у нее не было выпусков без стобальников, а это физматлицей, где русский язык не является приоритетом.


Полное интервью Виктора Кирилловича Зарецкого читайте на портале "Реальное время"

Опубликовано в новости на факультете
Начиная с 2018-2019 учебного года в МГППУ проводится студенческая оценка преподавания учебных курсов, во время которой студентам предлагается оценить различные аспекты работы преподавателей. В декабре 2018г.-январе 2019г. студенты нашего факультета приняли участие в анонимном опросе, в котором им предлагалось оценить качество преподавания дисциплин, которые они изучали в течение 1 семестра.

По итогам опроса студенты выделили следующих преподавателей:

1) Зарецкий Юрий Викторович, доцент кафедры клинической психологии и психотерапии
2) Шерягина Елена Владимировна, доцент кафедры индивидуальной и групповой психотерапии
3) Рычкова Ольга Валентиновна, профессор кафедры клинической психологии и психотерапии
4) Бусыгина Наталья Петровна, доцент кафедры индивидуальной и групповой психотерапии
5) Матюшкина Елена Яковлевна, доцент кафедры клинической психологии и психотерапии
6) Молостова Анна Николаевна, доцент кафедры индивидуальной и групповой психотерапии
7) Пуговкина Ольга Дмитриевна, доцент кафедры клинической психологии и психотерапии
8) Мазаева Екатерина Сергеевна, ст.преподаватель кафедры индивидуальной и групповой психотерапии
9) Кортнева Юлия Вячеславовна, доцент кафедры индивидуальной и групповой психотерапии
10) Холмогорова Алла Борисовна, декан, заведующая кафедрой клинической психологии и психотерапии

Благодарим студентов за участие в опросе, а преподавателей за их труд!

Следующий опрос состоится уже совсем скоро - по итогам 2-го семестра 2018-2019уч.г.
Опубликовано в новости научной жизни

На Youtube-канале портала психологических изданий Psyjournals.ru размещено интервью нашего декана

Аллы Борисовны Холмогоровой.


Опубликовано в новости на факультете

Профессор кафедры индивидуальной и групповой психотерапии

Дмитрий Георгиевич Сороков

выступил с докладом на Международной конференции ЕССЕ-2019

«Воспитание и обучение детей младшего возраста»


Профессор кафедры индивидуальной и групповой психотерапии Дмитрий Георгиевич Сороков представлял наш факультет на VIII Международной конференции «Воспитание и обучение детей младшего возраста» ЕССЕ 2019, организованной (под эгидой ЮНЕСКО) Международной педагогической академией дошкольного образования, Ассоциацией развития качества дошкольного образования и прошедшей с 29 мая по 1 июня 2019 в университете МГИМО МИД РФ.


Дмитрий Георгиевич выступил с установочным докладом «Возможности педагогики Монтессори для детей младшего возраста с ограниченными возможностями здоровья: реабилитация, интеграция, инклюзия?», открывавшим работу научной секции «Дошкольное образование детей с ограниченными возможностями здоровья».


В своем сообщении автор, обобщая 30-летний опыт работы в этой области, обосновал уникальность системы Монтессори как подлинно антропного учения, ориентированного на научно обоснованный, профессиональный поиск средств и условий становления и развития базовых, родовых способностей любого ребенка (с ограниченными возможностями здоровья и без), позволяющих ему обретать и отстаивать собственную индивидуальность.


«Педагогика Монтессори на практике в равной мере предлагает хорошие возможности для обучения и развития детям с нарушениями и без, обучающимся как отдельно друг от друга, так и вместе; она способна методически оснастить, значительно облегчить и обогатить их совместное сосуществование. В ней изначально оказалось преодолено разделение педагогики на общую и специальную, т.е. сделан существенный шаг к подлинной инклюзии», – резюмировал докладчик.


sorokov konf_esse1 sorokov konf_esse2


В конференции приняли участие психологи и педагоги-практики – инноваторы в области дошкольного образования из 32 стран: Армении, Болгарии, Великобритании, Греции, Индии, Индонезии, Ирана, Ирландии, Испании, Италии, Казахстана, Кипра, Китая, Монголии, Нигерии, Нидерландов, Норвегии, Пакистана, Польши, Португалии, России, Румынии, Сингапура, США, Тайваня, Турции, Финляндии, Франции, ФРГ, Чили, Швеции, ЮАР.

Опубликовано в новости научной жизни

Почему детей не стоит лишать общения с бабушками и дедушками, объясняет доцент кафедры детской и семейной психотерапии МГППУ ЕЛЕНА ЧЕБОТАРЕВА:


– У няни и бабушки разные функции. Няня хороша для бытовых вопросов – отвести, привести, посидеть. Склонять к этому бабушек вовсе необязательно. Многие из них сегодня ведут активную жизнь и не обязаны приносить себя в жертву. А вот общение детей с бабушками и дедушками на самом деле очень важно. Множество исследований доказывает: дети, которые регулярно общаются с бабушками и дедушками, оказываются более благополучны в жизни. Почему?


Бабушка – это эмоциональная отдушина, благодаря которой ребёнок чувствует себя спокойнее. Молодым родителям нужно строить карьеру, семейные отношения. У них ещё много надежд, амбиций, страхов. Они живут в большом напряжении. И невольно передают его детям. А дедушки и бабушки живут в другом ритме и другом эмоциональном состоянии: основные вопросы решены, что-то реализовано, другое стало неактуальным. И общение с ними более комфортно для маленьких детей. С ними можно отдохнуть, расслабиться. У них есть время поотвечать на бесконечные детские вопросы или остановиться и поразглядывать какую-нибудь веточку, посмотреть спокойно, как ребёнок прыгает по луже. Они больше внимания могут уделить детям, им это интересно, они их забавляют.


Бабушки принимают внуков такими, какие есть. Они не пытаются реализовать через них свои амбиции и педагогические идеи, которые вычитали в Интернете и соцсетях. Среди молодых родителей сейчас доминирует идея «вложить в ребёнка по максимуму». И в то же время они боятся дать слабину и уменьшить требования. А бабушки и дедушки уже прожили свой кризис зрелости. Они более трезво смотрят на жизнь, не перегружены педагогическими идеями и сверхо­жиданиями от детей. Поэтому выражают свою любовь к ним с большей лёгкостью и готовностью.


Бабушки не стараются быть идеальными родителями. Современные родители очень много знают про «вредности». И в этом потоке информации теряется простая мысль, что для ребёнка главное – естественный контакт с родителем. Без всяких правил и ограничений. А бабушки могут позволить себе пренебречь правилами, стать внукам соратниками по шалостям. Такое милое хулиганство добавляет юмора, спонтанности в жизнь семьи.


Бабушки дают ощущение связи поколений и поддержки. Им интересно что-то вспоминать, осмысливать, а внукам – разговаривать об этом. Старшему поколению не так страшно, как родителям (а вдруг авторитет потеряют?), рассказать о своих прошлых неудачах. От бабушек-дедушек маленькие дети узнают историю семьи, появляется ощущение принадлежности к чему-то большему: у них есть корни, поддержка. И это очень важное осознание, чтобы чувствовать себя увереннее в жизни.


Общение с бабушками задаёт модель будущих отношений родителей с выросшими детьми. Если родители воюют за воспитание с дедушками и бабушками, то задают такую же модель отношения к себе своим детям в будущем. Вряд ли они этого хотят. Поэтому важно договориться всем членам семьи, где чья зона ответственности в воспитании детей, и не нарушать границы.


Источник: Аргументы и факты

Опубликовано в новости на факультете

Преподаватели факультета "Консультативная и клиническая психология" провели научно-методический семинар по понимающей психотерапии в г.Минск (Республика Беларусь)


30 марта 2019 года в Институте инклюзивного образования Белорусского государственного педагогического университета имени Максима Танка (Минск) преподаватели нашего факультета Т.Д. Карягина, Л.Г. Шермазанян и Е.В. Шерягина провели Республиканский научно-методический семинар (с международным участием) «Понимающая психотерапия в работе с родителями детей с особенностями психофизического развития».


Слушатели семинара познакомились с психотерапевтическим направлением «понимающая психотерапия» (создатель – Ф.Е. Василюк), его методами, ресурсами в использовании данного психотерапевтического подхода в работе специалистов с родителями детей с особенностями психофизического развития.

IMG 4887

Частью семинара стал мастер-класс «Эмпатическое соприсутствие (на основе методов понимающей психотерапии Ф.Е. Василюка)». В ходе мастер-класса участники познакомились с понятием эмпатия, получили возможность исследовать свои способы сопереживать другим и самому себе, научиться способам выражения понимания и сочувствия.

IMG 4884

Опубликовано в новости научной жизни

С 19 по 25 ноября 2018г. по приглашению профессора Лоры Клотцер профессор нашего факультета В.К.Зарецкий и преподаватель И.А.Николаевская посетили университет Нешатель (Швейцария).


В университет Нешатель, расположенный в маленьком одноимённом городке во французской части Швейцарии, профессора Виктора Кирилловича Зарецкого и меня как его ассистента пригласила профессор Лора Клотцер. Впервые мы познакомились с ней на летнем университете 2016 года, и уже тогда почувствовали общность интересов и научных взглядов. Лора сильно заинтересовалась рефлексивно-деятельностным подходом, мы встречались с ней также на конгрессе по культурно-исторической и деятельностной психологии в Квебеке, Канада в 2017 году, и там возникла идея о создании курса обучения студентов университета Нешатель нашему подходу. Тогда всё это казалось очень туманным и нереалистичным, но со временем, шаг за шагом мы приближались к этой цели, и вот мы уже оформили визы и обсуждали с Лорой последние организационные моменты по скайпу.

Shveicariya 10

День икс настал, мы сели в самолёт, обсуждая нашу программу, и через три с лишним часа приземлились в Женеве. Ещё полтора часа на поезде сквозь прекрасные пейзажи европейской поздней осени, и мы оказались в городе Нешатель. Это город, в котором жил и учился Жан Пиаже, оппонент Л.С. Выготского, и весь город пронизан ощущением степенности и академичности. Большое количество корпусов университета, старинные здания, полупустые улицы.

Вечером первого дня нас встретила Лора, и мы провели в кафе несколько часов, обсуждая культурно-исторический бэкграунд этой страны, чтобы лучше представить, каких студентов мы встретим в аудитории.

У нас оставался один день, чтобы ещё раз проверить программу, подготовиться морально и посмотреть город. Когда прогуливаешься утром вдоль туманного озера, представляешь, как век назад здесь гуляли именитые профессора, думая над своими научными трудами. Это придаёт собственным размышлениям дополнительную рефлексивную глубину. Перестаёшь спешить и сразу понимаешь, что является важным, а что может подождать. Так прогуливались и мы, обсуждая насущные вопросы психологии.


В первый день обучения нас поразил факультет гуманитарных наук. Очень удобное техническое обеспечение аудиторий позволяет делать занятия насыщенными и интерактивными.

Shveicariya 2 Shveicariya 3

Как только мы познакомились со студентами, наши страхи развеялись, вся группа (19 человек) была очень заинтересована, общительна, все высказали свой замысел на данный курс. Нас очень обрадовал тот факт, что многие студенты осуществляют практическую работу по помощи детям и взрослым в преодолении различных трудностей как учебных, так и жизненных.

В первый день обучения у нас было запланировано шесть рабочих часов, за это время мы успели обсудить и историю подхода, и его теоретико-методологические основания. Смогли посмотреть видеоматериалы по работе с детьми и начать обсуждать основные принципы и технологии рефлексивно-деятельностного подхода. Студенты остались очень воодушевлёнными, и мы предложили им начать проводить качественный анализ стенограммы работы с ребёнком. Мы должны были встретиться с ними через день – в пятницу. А в четверг нас ждало очередное испытание – полуторачасовой доклад о шахматном проекте перед студентами и профессорами университета.

Shveicariya 4 Shveicariya 5

Достаточно сложно говорить о таком объёмном проекте как «Шахматы для общего развития», ведь можно сделать очень разные акценты – на практику, на методологию, на теоретический базис. Мы решили поставить перед собой почти невозможную задачу и рассказать обо всём. Доверившись потоку, Виктор Кириллович начал рассказ с истории проекта и предпосылок, а я, слушая его доклад, включала соответствующие слайды с информацией. Таким образом, нам удалось рассказать весь доклад и показать презентацию в пятьдесят слайдов.

После доклада несколько профессоров предложили нам вместе пообедать и заодно обсудить актуальные вопросы психологических исследований.

Shveicariya 7Вечером того же дня мы прогуливались по территории центрального замка города, делясь впечатлениями от университета, работы и людей. Атмосфера в этом городе абсолютно нереальная, доброжелательное общение лишает тебя каких-либо тревог, размеренный образ жизни помогает понять, что для тебя действительно важно, ощутить, что ты успеешь сделать всё, что хочешь. Около центра города мы нашли дом, в котором жил и работал Жан Пиаже и сделали памятное фото.


Оставался последний день обучения. Мы планировали посвятить обсуждению домашней работы около двух часов, но в итоге провели за анализом стенограммы работы с ребёнком четыре часа! Это был пик осмысленной и полезной совместной работы со студентами, в обратной связи и рефлексии именно эту работу они отмечали как наиболее полезную в понимании принципов, технологий и ограничений рефлексивно-деятельностного подхода.

В итоге все высказали пожелание немного задержаться, чтобы успеть посмотреть все видеоматериалы, которые мы подготовили для второго дня, и последние два часа вышли максимально насыщенными.

Shveicariya 8 Shveicariya 9

По предварительной договорённости, мы должны были приехать в гости к профессору Лоре Клотцер, она живёт в небольшой деревне в горах, дома в которой датируются началом 19 века, а церковь начала строиться ещё в пятом веке – деревня Романмотьер, расположенная в горах.

У нас появилась возможность обдумать проведённую работу, провести рефлексию и наконец-то отдохнуть. Мы сидели у горящего камина, обсуждали нашу деятельность, приводили мысли в порядок и разделяли радость от успешного дебюта – обучения иностранных студентов за рубежом.

А на следующий день нас ждала насыщенная программа – экскурсия по церкви, прогулки по деревне и по горам.

Shveicariya 1 Shveicariya 11

В день нашего отлёта сломалась ветка передачи электричества на железной дороге, в Швейцарии, где всё работает как часы! Мы интерпретировали это как нежелание этого места нас отпускать. Несмотря на сложности, мы добрались до аэропорта вовремя и вернулись в Москву полными идей и задумок на будущую работу.

Но и эта работа не завершена, т.к. 31.01.2019 нам предстоит принять экзамен у студентов. Задание для экзамена дано на выбор: описать и проанализировать свой случай работы с ребенком по оказанию ему помощи в преодолении учебных трудностей или же обосновать, что в процессе преодоления учебной трудности (т.е. сделав один шаг в обучении) ребенок может совершить до ста шагов в развитии: эти сто шагов нужно перечислить, а пять из них описать, т.е. показать механизм, как это может произойти в реальности. При описании рекомендуется опираться на теоретические инструменты рефлексивно-деятельностного подхода.

А также мы привезли проект-соглашение о сотрудничестве двух университетов – МГППУ и Нешатель, надеемся, что работа будет плодотворной!

Shveicariya 12

Николаевская Ирина Андреевна

преподаватель кафедры клинической психологии и психотерапии

Опубликовано в новости научной жизни
Страница 1 из 3

Присоединяйтесь к нам
в социальных сетях!

facebook-icon1 black-white-android-vk.com  youtube-icon1 instagram icon3

 

Presentation 2020

 

logo MGPPU_1

Второе высшее - деканат

+7 (499) 975-26-37

povyshkval bannerПовышение квалификации

+7 (499) 975-26-37

+7 (985) 110-49-32

(пн.- ср. с 11:00 до 19:00)

 

banner ART_72

banner EA1