Наша «Лебединая песня» спета, вернее будет сказать, написан диктант, на который наш дружный кружок любителей русского языка потратил целых три занятия. Мы старались действовать по совместно разработанному способу поиска опасных мест, когда сначала ты мысленно представляешь слово в уме, ищешь в нем опасные места, только после работы со словом в уме, переносишь его (слово) на бумагу, и опять ищешь опасные места. Мы справились, как и предполагалось по замыслу, каждый сделал свои собственные ошибки.


После реализации совместного замысла, коим на последних занятиях было написание диктанта, а в целом, это был путь к грамотному письму, чтобы суметь написать то, что хочешь сказать, как и полагается при работе средствами рефлексивно-деятельностного подхода – рефлексия, когда идет процесс осознания собственных способов деятельности (как успешных, так и не успешных), своих мотивов, смысла деятельности, своей позиции, своих средств и способов деятельности [1,2]:

– Что удалось сделать? А над чем еще надо работать? – обращается к Саше, ученику 6-го класса школы 1576, консультант.

– Мне кажется, надо работать над самореализованием, – отвечает ученик.

– Над чем? – удивляется консультант.

– Самореализованием.

– А что ты имеешь ввиду под самореализованием?

– Учиться чтобы можно было одному, – отвечает подросток.

– Ну, и как, ты уже близок, чтобы самому учиться?

– Да, наверное. Недостаточно учить правила, нужно понять, для чего это делать.


На занятиях, предшествующих диктанту, который был придуман еще в далеком 1997 году Натальей Юрьевной Абашевой, консультантом, учителем русского языка и литературы из г.Перми, и Виктором Кирилловичем Зарецким, профессором кафедры индивидуальной и групповой психотерапии факультета консультативной и клинической психологии (в те годы заведующего лабораторией поддержки инноваций в образовании детей с особенностями развития и инвалидностью в Институте педагогических инноваций РАО), целенаправленно и упорно работали над способом поиска опасных мест. За это время менялся состав участников группы, менялся формат занятий. Саша успел позаниматься с консультантом и в составе группы шестиклассников, и индивидуально, и на семинаре у студентов МГППУ, и в составе группы взрослых участников, а диктант для 8-го класса он писал со взрослыми и с красавицей Настей, которая в этом году закончила третий класс.

– Ну, а что тебе помогло больше всего в занятиях? – задает В.К.Зарецкий вопрос Саше.

– Какой ресурс? – уточняет подросток, и после продолжительной паузы отвечает. – Терпение.

– А наше участие? – не отстает от него Виктор Кириллович, здесь консультант говорит о постоянных участниках консультативных занятий.

– Мне кажется, то, что помогает лучше учиться – это, когда ты учишься не один на один, а группой, чтобы у каждого было свое мнение, и чтобы каждый мог слышать, что говорит какой человек, и думать над тем, что этот другой человек сказал. Допустим, вы задали какое-то предложение, один разобрал так, а другой имеет другое мнение, и я задумался, так или не так. И начинаю или поддерживать эту точку зрения, или наоборот опровергать, отвергать.

– А что в итоге?

– Появлялась какая-то своя точка зрения, с которой, ну, мог бы, ну, получается какой-то прогресс, я… ну как бы. Ну, я не знаю, как это объяснить. Я пока еще не на столько умный. На одной карточке не уместишь.

– Если замыкать это на идею грамотного письма, то это дает перекрестное видение с разных точек зрения одного и того же материала или проблемы, и позволяет очень обогащать видение, – помогает ему консультант.

– Совершенно другая точка зрения появляется, – уверенно отвечает Саша.

Ucheba doma_2020-06-21_2

Виктор Кириллович помнит, что заниматься с ним начинали пять ребят из параллели шестых классов, а остался только один Саша:

– Почему ты остался? – спросил он подростка. – В какой момент это произошло?

– Я хочу понять искусство русского языка. Ну… Допустим, ты, как в шахматах, ходишь, там одной фигурой, а потом, в какой-то момент, берешь и ходишь другой.


У Саши тоже были ошибки в диктанте, а карточки на те правила русского языка, где им были допущены ошибки, он не сделал. Но, через пару консультативных занятий после диктанта совместно с консультантом Саша начал более основательно и качественно изучать причастные и деепричастные обороты, и очень хотелось Саше узнать, как же разместить такие большие правила, как обособление причастных и деепричастных оборотов на письме запятыми, на такие маленькие карточки-памятки.


P.S. Саша заболел, и занятий не было целых два будних дня, но быстро поправился, и в скайпе появилась запись: «Здравствуйте, меня выписали. Завтра занимаемся?»


Л.В.Судакова

3 курс, второе высшее образование


Литература

1.Зарецкий В.К. Зона ближайшего развития: о чем не успел написать Выготский… // Культурно-историческая психология. 2007. Том 3. № 3. С. 96–104.

2.Зарецкий В.К., Зарецкий Ю.В. Опыт оказания психолого-педагогической помощи средствами рефлексивно-деятельностного подхода: случай Дениса Г. // Консультативная психология и психотерапия. 2015. Том 23. № 2. С. 142–156. doi:10.17759/cpp.2015230209

Опубликовано в новости на факультете

Профессор кафедры индивидуальной и групповой психотерапии

Дмитрий Георгиевич Сороков

принял участие в Международной научно-практической конференции «Семья и дети в современном мире»

с докладом об актуальных мировых трендах Монтессори-педагогики


Профессор кафедры индивидуальной и групповой психотерапии Дмитрий Георгиевич Сороков традиционно представил наш факультет на ежегодной Санкт-Петербургской Международной научно-практической конференции «Семья и дети в современном мире», организованной Институтом детства Российского государственного педагогического университета имени А.И. Герцена под эгидой Министерства образования и науки РФ, Российской академии образования и Российского психологического общества.


Запланированные на 22-25 апреля 2020 года мероприятия конференции на этот раз состоялись, в связи с пандемией, в дистанционном формате. Отобранные Программным комитетом доклады перед окончательным размещением их в сборнике имели возможность обсудить и отрецензировать 469 заявленных участников конференции из Российской Федерации, Австрийской республики, Республики Беларусь, Республики Болгарии, Донецкой и Луганской народных республик, Государства Израиль, Республики Казахстан, Республики Узбекистан.


В только что вышедшем в свет VI томе сборника конференции опубликована статья Д.Г. Сорокова «Возможности и риски неклассической педагогики Монтессори в образовании и социализации детей с ОВЗ (из опыта работы): реабилитация и интеграция vs «подлинная» инклюзия».


sorokov FausekСледует напомнить, что Дмитрий Георгиевич находился у самых истоков возрождения этой реформаторской системы образования в современной России; он имеет 31-летний опыт научно-исследовательской, проектной и образовательной деятельности в области Монтессори-педагогики. В 2010 году (по итогам своего 18-летнего исследования истории драматичного становления Монтессори-педагогики в Российской империи, РСФСР и СССР в первой трети ХХ века) он опубликовал двухтомник «Русская учительница» о судьбе Юлии Ивановны Фаусек – русской соратницы Марии Монтессори.


Продолжая эту исследовательскую линию, в своей новой статье Д.Г. Сороков анализирует собственный практический опыт участия в современных проектах, связанных с применением психолого-педагогических технологий Монтессори к образованию и социализации детей с ОВЗ, выявляет гуманитарно-антропные возможности и риски неклассической «Лечебной педагогики Монтессори», проблематизирует требования к концепту «подлинной» инклюзии.


Автор в очередной раз выражает искреннее сожаление по поводу до сих пор широко распространенного среди коллег мнения о том, что разработанные Марией Монтессори теория и практика есть образчики во многом устаревших с начала XX века подходов в области специальной педагогики и психологии. Это почти вековое заблуждение работников именно отечественного образования и отечественной же академической психологии (часто вынужденных, сами того не ведая, заново «изобретать велосипед»), которые часто не имеют адекватного представления об основных социально-философских, философско-антропологических, психолого-педагогических, обще- и частно-методических работах Марии Монтессори. Еще в большей степени это замечание касается современных научных подтверждений ее многочисленных открытий и интуитивных догадок, а также актуальных мировых инновационных решений в области гуманитарно-антропных образовательных практик, базирующихся на ее концепции.


По итогам анализа Д.Г. Сороков, в частности, делает вывод о том, что именно в концепте педагогики Монтессори изначально оказалось преодолено разделение педагогики на общую и специальную, т.е. более 120 лет тому назад был сделан существенный шаг к подлинной инклюзии. На основе этого концепта, базирующегося на гуманитарно-антропном представлении о Ребенке-в-Целом, и сегодня можно и нужно проектировать научно обоснованные перспективные практики образования и социализации всех детей.

Опубликовано в новости на факультете

В новом номере журнала "Управление персоналом", посвященном проблемам бизнеса в период эпидемии COVID-19,

опубликован отзыв и.о.заведущего кафедрой индивидуальной и групповой психотерапии

Елены Василеьвны Лавринович


В журнале обсуждаются проблемы, с которыми сталкиваются руководители организаций при принятии ответственных решений, факторов, влияющих на эти решения, и в частности вопросы получения руководителями достоверной информации о положении дел на предприятии.


"Согласна, что информация к лицам, принимающим решения, приходит в искаженном интересами и другими факторами виде. Это хорошо известно по корпоративной практике, особенно в крупных многоструктурных организациях.

Собственно с целью преодоления этого дефицита инфорамции умные и опытные люди создают для себя дополнительные формальные и неформальные - "сообщающие" каналы информации в организации. Тогда возникает риск получить "черную метку" за предоставление недостоверной информации и т.д. И слушают сразу нескольких экспертов, чтобы создать у себя ясное представление о той реальности, по поводу который предстоит принимать решения.

Собственно люди "на верху", во главе крупных организаций получают большие деньги именно за умение принимать решения в условиях дефицита информации и наличия влияния, которые в дальнейшем приводят к успешным результатам... как правило!

Да, согласна, роль элитарных группировок и вертикально интегрированных структур очень высока и серьезно влияет на принятие решений. Поэтому первые лица и не свободны в принятии решений, чего многие не оценивают, потому что они прекрасно понимают, как они потом могу "получить" по петле обратной связи и как может поменяться система в целом!!!..."


Полную версию отзыва читайте на стр.13 Журнала "Управление персоналом" №10 за 2020г.

Опубликовано в новости на факультете

Профессор кафедры индивидуальной и групповой психотерапии Виктор Кириллович Зарецкий провел первые 3 вебинара в рамках серии всероссийских вебинаров, организованной Федерацией психологов образования России


6, 13, 20 апреля 2020г. состоялись первые 3 вебинара в помощь родителям и учителям «Учеба дома: как оказывать ребенку помощь, способствующую развитию».


Первый вебинар был ознакомительным. В рамках вебинара рассматривались вопросы об отношении учителей, родителей и учеников к учебным трудностям, были рассмотрены основы рефлексивно-деятельностного подхода (РДП) к оказанию помощи детям в преодолении учебных трудностей, способствующей развитию, примеры оказания психолого-педагогической помощи средствами РДП, принципы, ограничения и технологии оказания помощи в РДП, а также опыт деятельности по преодолению учебных трудностей в дистанционном режиме. По итогам вебинара совместно с участниками выработан замысел на последующие вебинары. В вебинаре приняло участие более 180 человек из 41 субъекта Российской Федерации.


На втором вебинаре, состоявшемся 13 апреля 2020 г., участники обсудили опыт работы Летних школ в период с 1996 по 2002 г., в рамках которых возник и развивался рефлексивно-деятельностный подход при работе с трудностями в обучении.


На третьем вебинаре, состоявшемся 20 апреля 2020 г., участники обсудили проект "Шахматы для общего развития".


Вебинары "Учеба дома: как оказать помощь ребенку, способствующую развитию" будут проводиться еженедельно вплоть до окончания режима самоизоляции.

На следующем вебинаре, который состоится 27 апреля 2020г., планируется рассказать о работе Фонда "Дети.мск.ру". Для участия в семинаре необходимо пройти регистрацию.


Предлагаем к вашему просмотру видео прошедших вебинаров

Опубликовано в новости на факультете

Одно успешное занятие волонтерского проекта "Учеба дома" с учениками 6-го класса школы 1576 сменяется другим успешным занятием. Привычными стали маленькие победы ребят в освоении правил русского языка, в усовершенствовании своих «самодельных способов» грамотного письма. Кстати, фразу «самодельный способ» я позаимствовала из рефлексии одного из студентов, посещающего консультативные занятия. Надеюсь, что он не обидится на меня за это. «Да и вообще, зачем нам свой способ, лучше его найти в интернете, разве нет в интернете универсального общего способа пользования правилами русского языка?» – однажды спросил этот студент у В.К.Зарецкого.


И тут я подумала: «А где взять в интернете универсальный способ, с помощью которого можно работать в рефлексивно-деятельностном подходе?» Когда наблюдаешь за размеренными неторопливыми действиями В.К.Зарецкого в процессе занятия, и, правда, начинаешь думать, что работать в этом подходе не сложно, если знаком с тремя могучими китами, на которые опирается подход. Наверное, я не ошибусь, и выражу мнение всех участников консультативных занятий по русскому языку, которые проводит Виктор Кириллович, что наиболее привычно и ожидаемо видеть успехи школьников в освоении знаний в предмете, дети активны, пространство консультативного занятия безопасно, комфортно, там можно и не страшно ошибиться, там можно не бояться делиться своими мыслями, там общение построено на сотрудничестве, взаимодействии равного с равным, где замысел каждого причудливо вплетается в общий замысел консультативного занятия детей и взрослых, где зарождается мощное энергетическое начало движения к цели, вере в себя, уверенности в своих силах, способности к преодолению трудностей. Вопрос лишь в том, каким способом В.К.Зарецкому это удается достичь? Что важнее иметь свой способ, иметь свой замысел, иметь чужой замысел, не забывать про рефлексию?

ucheba doma_2_4_1

Когда студент впервые начинает вести занятие самостоятельно, думаю не редко случается так, что, зная принципы рефлексивно-деятельностного подхода, он делает всё с точностью до наоборот. Согласование общего замысла превращается в навязывание своего плана (План! А у нас есть свой план?!) проведения занятия, реализация замысла, хотя, это уже и не замысел, не подчиняется никакой логике и напоминает «хождение по минному полю» и новоявленного консультанта, и его жертвы – ученика, рефлексия с ребенком становится допросом... Ребенок во время консультативного занятия был вынужден реализовывать твой план действий, а ты требуешь от него рефлексию о том, как он реализовывал твой непонятный замысел! Активные дети вдруг, как-то так неожиданно, становятся пассивными, начинают избегать контакта с тобой,у них, вдруг, перестают работать видеокамеры и микрофоны в скайпе, от них подолгу нет обратной связи в чате. Но при этом, чат занятия забивается многочисленными посланиями, не имеющими никакого отношения к самому занятию. Ты начинаешь задавать детям непонятные, даже тебе самой, вопросы, которые ничем не напоминают рефлексивные. И вот, в твою голову вползает «леденящая душу» мысль «Что я наделала? А, после столь «удачного» 13-го консультативного занятия они на следующее занятие придут?»


В рефлексии после такого занятия я пишу «У меня была пустая голова», через сутки новая запись «Это не пустая голова, а отсутствие собственного способа действия в проведении консультативного занятия», «Виктор Кириллович, вы подстроили мой дебют?!»


Трудности на первом консультативном занятии возникают только у студента новичка? Возможны ли ошибки в работе уже опытного консультанта, если основные принципы подхода нарушаются?


P.S. На следующее занятие дети пришли. Изучение русского языка продолжается учениками 6-го класса школы 1576... «Хитрый Вы, Виктор Кириллович...» – произнес ученик 6-го класса школы 1576, глубоко вздохнув, и продолжил испытывать свой «самодельный способ» определения безударной гласной в корне слова...


Л.В.Судакова

3 курс, второе высшее образование

Опубликовано в новости на факультете

Руководитель магистерской программы "Консультативная психология" Татьяна Дмитриевна Карягина рассказала порталу "Постнаука" об исследовании взаимосвязи эмпатии и эмоциональной компетентности, а также возможной связи этих характеристик с профессиональным выгоранием медицинских сестер.


Исследование пыталось ответить на вопрос: не является ли эмоциональное включение в чужие проблемы, неизбежное для людей помогающих профессий, угрозой ментальному благополучию и здоровью профессионала?


Традиционно эмпатия считается важнейшим фактором мотивации помощи, помогающего поведения. Дискуссии касаются не самого этого факта, а скорее удельного веса эмпатического отклика среди других факторов: долга, моральных убеждений и тому подобного. Помогающая профессиональная деятельность, к которой традиционно относят работу медиков, психологов, социальных работников и так далее, характеризуется тем, что помогающий специалист в большинстве ситуаций взаимодействует с физически или морально страдающим человеком. При этом помогающие действия, способные прекратить или облегчить страдания, улучшить состояние другого человека, являются его должностными обязанностями. У специалиста нет выбора, помогать или не помогать, как это возможно в нашей обыденной жизни. Не только в популярной, но и в научной литературе часто утверждается, что эмоциональное заражение состоянием другого человека непроизвольно, практически не поддается регуляции и в результате высокая склонность к эмпатии обязательно приводит помогающих специалистов к выгоранию.


Исследование показало, что высокий уровень эмпатии и эмоциональной компетентности позволяет медсестрам сохранять уверенность в своих силах, профессиональных способностях и профессиональной значимости, они чувствуют себя «на своем месте». Фактически речь идет о профилактике профессионального выгорания. В результате исследования появилось предположение, что эмпатия и эмоциональная компетентность более связаны с ценностно-смысловой регуляцией помогающей профессиональной деятельности. Эта гипотеза нуждается в дальнейшей проверке.


Подробнее о содержании исследования, использованных методиках, характеристиках выборки и полученных результатах читайте на портале "Постнаука".

Опубликовано в новости на факультете

Доцент кафедры индивидуальной и групповой психотерапии А.И.Сосланд дал интервью изданию "Русский Репортер" о психологических последствиях эпидемии коронавируса


Общество отвечает на вызовы пандемии коронавируса не только рациональными мерами — естественно, не обходится и без панических явлений. О том, насколько это опасно, «РР» поговорил с психологом-теоретиком, автором ряда публикаций (в том числе книги «Фундаментальная структура психотерапевтического метода, или Как создать свою школу в психотерапии») и практикующим психотерапевтом Александром Сосландом.


1. Какие первые профессиональные впечатления от пандемии? С чем новым сталкиваются психотерапевты?

Первое — это отмена «живых» визитов. Мы и раньше много работали по интернету, но если клиент был в Москве, предпочитали все же встречаться живьем. Теперь и это ограничивается — наша работа все больше уходит в «Скайп».

И что же мы видим нового? Теории заговоров цветут пышным цветом. Ситуации, вызывающие тревогу, связанные с недостатком информации, — отличная питательная среда для конспирологии. Концепция заговора — всегда попытка совладать с тревогой.

Это, к примеру, теория биологического оружия: называются уже конкретные лаборатории, все это увязывается с контекстом обычной в последние годы демонизации США. Пошли сюжеты о том, что где-то уже роют рвы, чтобы туда сбрасывать трупы. Теории заговора связаны и с темой сокрытия властями истинных масштабов бедствия. «Как и зачем скрывают — это всем понятно». Далее следует многозначительная пауза; понятно, в чем психологическая «прибавочная ценность» рассказчика.


2. Насколько это вообще опасно? В чем риски паники?

У нас новая, необычная ситуация. Паники принято бояться из-за риска деструктивных массовых действий. Но в данном случае сама природа угрозы почти исключает массовые действия. Парадокс ситуации в том, что психологическая заразительность снимается инфекционной заразностью. Все боятся оказаться в толпе. Трудно себе представить что-то вроде фанатских бунтов или массовых набегов на магазины, вряд ли массы людей соберутся, чтобы что-то крушить. Сейчас, наоборот, все стараются сидеть по квартирам. Вся активность, конечно, перемещается в интернет. И одним из последствий пандемии будет то, что жизнь с еще большей скоростью продолжит перетекать в онлайн-пространство. Мы только сейчас начинаем по-настоящему понимать, какую роль Сеть играет в нашей жизни.


3. А почему все в первую очередь бросились покупать туалетную бумагу?

Я думаю, туалетная бумага имеет богатое символическое значение. Во-первых, она очень тесно связана с темой телесной интимности, чего-то витально важного для человека. Во-вторых, быстро расходуется и потому может претендовать на символ дефицита. Наконец, у нас память о советском периоде увязывает ее с темой дефицита очень прочно.


4. Стали ли люди более уязвимыми в психическом плане в условиях пандемии?

Я не вижу пока причин для более массового, чем обычно, обращения к психотерапевтам, кроме рисков, связанных с длительным нахождением в замкнутом пространстве. Если чего и ждать, то некоторого увеличения случаев расстройств, связанных с тревожно-депрессивным эмоциональным спектром. Тревога здесь сама себя кормит в режиме заколдованного круга: человек встревожен — ищет новую информацию в Сети; находит, она, естественно, увеличивает тревожность, он опять ищет, и так далее.


5. Правильно ли я понял, что не стоит бояться паники тем, кто вырабатывает решения о новых карантинных мерах или об информировании населения? Грубо говоря, в любом случае не будет массового сумасшествия, самоубийств или сердечных приступов?

Суицид, как и психосоматические явления, могут проявиться у человека как результат эмоциональных расстройств депрессивного спектра. Но рост психотических расстройств не предвидится, так как они имеют причины эндогенного характера. «Паранойя» по поводу теорий заговоров к числу душевных болезней, как известно, не относится.


6. Но все же, если человек тревожится из-за потока информации о коронавирусе, что ему можно посоветовать?

Лучшая терапия — позвоните близким. Если это не помогает, то позвоните своему психологу и поговорите с ним по «Скайпу» или «Вотсапу».


7. А что если человека начинает беспокоить, что он все время проводит в интернете, следя за коронавирусом?

Главное — разобраться, какую «прибавочную значимость» он сам получает от этого. Ведь если задача просто в том, чтобы узнать новую информацию о коронавирусе, на это в день достаточно 15 минут. Три раза по пять минут хватит, чтобы узнать, сколько людей заболело сегодня, и еще раз прочитать, что нужно мыть руки с мылом. Все остальное время поиск в Сети накладывается, скорее всего, на собственную тревожность человека, и было бы неплохо разобраться с этим. Критические ситуации, такие как пандемии, опредмечивают наши тревоги, которые существуют всю нашу жизнь. Они обостряют то, что мы переживаем и в другое время. Как всегда, надо разбираться со своей жизнью в целом, а не только в конкретный кризисный момент.


Источник - сайт издательства "Эксперт"

Опубликовано в новости на факультете

В 2019 году для студентов, изучающих психологию, и вузов, где она преподается, произошло важное событие, которого долго ждали студенты и преподаватели факультета «Консультативная и клиническая психология» МГППУ. Профессор кафедры индивидуальной психологии и психотерапии Станислав Михайлович Морозов на основе своих лекций подготовил учебник «История психологии», рекомендованный к печати редакционно-издательским советом Российской академии образования.


​Становление психологии рассматривается в учебнике как две неразрывно связанные линии развития: теоретико-экспериментальная и филосовско-практическая. Кратко описаны новые направления, возникшие в психологии на рубеже XIX и XX вв., а также изменения в современной отечественной психологии.


Morozov 1_1


«Есть много учебников по дисциплине «История психологии». Для чего же нужен еще один? Все очень просто. Во-первых, многие хорошие учебники написаны давно. С тех пор психология обогатилась новыми данными, о которых должны узнать новые поколения психологов. Во-вторых, каждый преподаватель рассказывает свою дисциплину в соответствии со своими личными предпочтениями и пристрастиями. Значит, в принципе не может быть одного учебника, который устраивал бы всех», – С.М. Морозов.


Профессор В.К. Зарецкий:

«Важной особенностью учебника является то, что историческое движение психологического знания персонифицированно, дополнено краткими биографическими сведениями о субъектах его развития. Это очень полезно для общей ориентировки во времени и персоналиях, а также для понимания того, что линии развития зависят от людей, которые задают историческое движение в соответствии со своими взглядами и своей волей.

Учебник будет интересен не только студентам-психологам разных форм обучения и их преподавателям, но и всем, кто интересуется познанием внутреннего мира человека, динамикой представлений о человеке, его понимании и видении мира, что постепенно выходит в центр внимания самых различных специалистов, занимающихся проблемой взаимоотношения человека с миром, влиянием человеческой деятельности на изменения в мире, в котором мы живем».

Опубликовано в новости на факультете

VCH KortnevaЮлия Вячеславовна Кортнева

кандидат психологических наук, старший преподаватель

кафедры индивидуальной и групповой психотерапии











VCH Kortneva_01ВСТАНЬ И ИДИ

Эрве Базен


Бывало ли с вами так, что кажется – подняться на ноги снова невозможно?

Героиня романа – Станс – совсем юная. Она только успела закончить школу. Потеряла на войне брата – и сама попала под бомбежку. В начале книги она передвигается в инвалидном кресле, но может стоять… недолго. В конце книги она погибает. Очень короткая жизнь… и готовность прожить ее до последнего дыхания.

Как заставить себя встать? И ради чего человек встает, когда кажется, что никаких сил для этого недостаточно?




VCH Kortneva_02ВСЕ ТОТ ЖЕ СОН

Дина Рубина


Удивительная история. Простая история.

13 лет. Драмкружок и – «Хватит придуриваться. Посмотри в свой дневник: алгебра – два, два, три, физика – три, три, два. Нормальный из тебя Самозванец». Героиня и еще один вынужденный подвижник сцены, жертва школьной самодеятельности – шпана большого полета Сенька Плотников – репетируют сцену «В келье» в трагедии Пушкина «Борис Годунов».

Первая встреча со своим призванием, первое удивление перед тем, что еще вчера казалось обычным. Восхитительная Дина Рубина – и почему бы не начать знакомство с ее творчеством с этого рассказа? Или хотя бы улыбнуться тому, как вы когда-то открывали ее книжку в первый раз.


VCH Kortneva_03VITA NOSTRA

Марина и Сергей Дяченко


Gaudeamus igitur, Juvenes dum sumus! Студенческие годы… Школьные годы – чудесные, а студенческие – какие? Саша Самохина, героиня книги, поступает в институт… ее принуждают отправиться в институт, поезд увозит ее далеко от дома. Из этого Института нельзя отчислиться и уйти. Здесь нельзя прогулять занятие, провалить зачет – случится что-то очень страшное. Может быть, с ней, может быть – с ее близкими. А может быть, с самим временем. Ведь время – это понятие грамматическое… Саше придется учиться у странных наставников, открывать математику как утешение, а философию – как игру, в которой многословные определения кажутся (а может быть, и являются?) «дракончиками, свернувшимися в комок. Надо только найти хвост, надо только осторожно начать разматывать; вопрос ведет, как ниточка, вдоль позвоночника твари. От хвоста к головам, а голов может быть много…» И однажды Саша понимает, что ей не хочется уходить. Что ей нравится учиться.

Вот только несказанные слова вырываются изо рта золотыми монетами, а чтобы расправить крылья за спиной, необходимо разрезать старый свитер. И надо стать не человеком, а словом… реализовать свое предназначение.


VCH Kortneva_04ШКОЛА В КАРМАРТЕНЕ

Анна Коростелева


Еще одна версия Хогвартса? Возможно, для кого-то и так. Но я ведь помню – я училась там, и мы были такими, когда приходили поступать, и наши наставники казались нам такими… Я узнаю наши шутки и вспоминаю наши экзамены, и – я хочу видеть своих студентов такими…

Гвидион глубоко вдохнул и удержал Змейка за рукав. Когда он взглянул Змейку в лицо, у него вяло мелькнула в голове фольклорная формула «тут мне и конец пришел». Но, не выпуская рукава Змейка и забыв прибавить обращение «учитель», он сказал:

– Я не могу заразить здоровое животное для того, чтобы сдать экзамен. Это ничтожная цель.

– А для чего вы могли бы это сделать? – спросил Змейк.

У Гвидиона мелькнуло что-то вроде «ради обусловленного жесткой необходимостью научного эксперимента, который нельзя провести иным способом», но в это время овца тряхнула ушами и еще что-то проблеяла, Гвидион случайно представил себе ее ягненком и ответил:

– Ни для чего.

– Ради обусловленного жесткой необходимостью научного эксперимента, который нельзя провести иным способом,– сухо скорректировал его Змейк. – Идите. Шестьсот восемьдесят девять.

Это был высший балл.


VCH Kortneva_05МЕЖДУ ДВУХ СТУЛЬЕВ

Евгений Клюев


Удивительная поэтика абсурда.

Вам нравятся лимерики, вы зачитывались «Охотой на Снарка»? Может быть, вы найдете его дремлющим между страниц этой книги. Его не обидят тут.

Вы считаете себя серьезным человеком? Тогда вам предложат Пирог с Миной – и самым обстоятельным образом обдумать свой выбор между тем, чтобы прислушаться к Здравому Смыслу или отправиться на Пир Воображения.

Вы боролись со сном на сложной лекции? Тогда постарайтесь успеть расспросить Белое Безмозглое, пока оно еще не заснуло: ведь «парадокс общения в том и состоит, что можно высказаться на языке и тем не менее быть понятым».


VCH Kortneva_06МАДРАПУР

Робер Мерль


Архетип пустого города… Герой книги вылетает в неизвестную вам страну с пустого аэродрома. Если несколько часов или дней в салоне самолета – это то, что отделит его привычную жизнь от будущего, которому никто из пассажиров не готов дать имя. Что взял каждый из них с собой в дорогу, от чего им придется отказаться и кто будет ждать их на Земле?

Опубликовано в Время читать!

Профессор и и.о.зав.кафедры индивидуальной и групповой психотерапии

Елена Васильевна Лавринович

рассказала о том, что такое тренерская позиция и как выбрать программу обучения тренерскому искусству.


Как выбрать обучающую программу тому, кто хочет сам стать тренером?


С моей точки зрения, есть три важных момента, на которые следует обращать внимание при выборе программы, направленной на овладение профессией тренера.

Во-первых, программа должна быть длительной, не менее 150, а лучше еще больше часов. Это требование к программе связано с тем, что участники должны не только получить определенные знания о построении тренинга, групповой динамике и многим другим аспектам работы тренера, но и обязательно отработать свои навыки в учебной группе.

Во-вторых, подготовка специалистов групповой работы считается полноценной только в том случае, если они сами получают вначале опыт участия в тренинговой или психологической группе, а только потом, на своем опыте почувствовав, что такое быть членом группы, становятся «групповодами».

И в-третьих, программа должна завершаться сдачей выпускной работы, показывающей приобретенную квалификацию тренера. Как показывает практика, участие в программах обучения не всегда свидетельствует о том, что участник сможет в дальнейшем самостоятельно проводить тренинги. К сожалению!

В программе, которую я веду с 2005 года (прим.ред. – «Искусство групповой работы: тренинг тренеров и ведущих групп»), выпускная работа является обязательной частью программы и Университет выдает удостоверение о повышении квалификации только в том случае, если участник успешно подготовит выпускной тренинг и продемонстрирует свою квалификацию.


На рынке в настоящий момент есть много различных предложений по подготовке будущих тренеров. Как Вы считаете, кому в первую очередь следует выбирать Вашу программу?


Практика показала, что нашу программу чаще выбирают слушатели, которые работают в учебных заведениях различного уровня и направленности, различных социальных службах, благотворительных фондах и других организациях, которые активно развивают свои социальные проекты с использованием в качестве инструмента работы с участниками тренинг и фасилитационные процедуры. Мы считаем, что это не случайный выбор!

Программа построена таким образом, что вначале она обучает будущих тренеров создавать работоспособную и управляемую группу из определенного количества пришедших на обучение слушателей, а только потом, когда они активны и заинтересованы, обучать их тем или иным знаниям, умениям и навыкам.

Такой подход наиболее полезен тем будущим тренерам, которые сталкиваются с задачами работы с маломотивированными, если не сказать больше, группами участников, которым приходится работать с участниками, которые в любой момент могут покинуть группу, и которые иногда вообще слабо себе представляют зачем они присутствуют на группе.

Именно с такими проблемами чаще всего приходится сталкиваться основному «контингенту» наших слушателей. И программа позволяет им успешно решать такие задачи. Поэтому мы считаем, что программа «Искусство групповой работы: тренинг тренеров и ведущих групп» в наибольшей степени подходит именно таким группам слушателей.

Причем среди участников программы у нас не только психологи или специалисты, получившие второе психологическое образование, но социальные работники, преподаватели и педагоги, филологи, юристы, историки, экономисты и менеджеры, решившие сменить профиль своей деятельности.

И обратная связь от участников прошедших групп, которые активно работают в практике, подтверждает правильность этого подхода и полезность программы.

trening intervyu_2

Одна из главных целей программы, ведущей которой Вы являетесь, является формирование тренерской позиции. Что такое «тренерская позиция»?


Ключевым отличием тренинга от других форм обучения является собственно то, что участникам предоставляется возможность в комфортной ситуации в группе отработать те навыки, на формирование которых направлен тренинг – обрести «сознательную компетентность».

И здесь, если мы хотим получить результат, главным является активное участие членов группы в процессе отработки формируемых навыков. А это оказывается возможным только в том случае, если, что называется, группа работает сама, а тренер только направляет и корректирует ее активность, управляет ее работой и групповым процессом.

Обеспечить активное участие членов тренинговой группы в отработке навыков и умений, помочь участникам раскрыть свои ресурсы, позволяет правильно выбранная тренерская позиция. Ее выработка у участников является одной из ключевых задач нашей программы «Искусство групповой работы: тренинг тренеров и ведущих групп».

Опубликовано в новости на факультете
Страница 1 из 4

Присоединяйтесь к нам
в социальных сетях!

facebook-icon1 black-white-android-vk.com  youtube-icon1 instagram icon3

 

Presentation 2020

 

logo MGPPU_1

Приемная комиссия

+7 (916) 919-56-13

(пн.- пт. с 11:00 до 19:00,

только WhatsApp)

povyshkval bannerПовышение квалификации

+7 (985) 110-49-32

(пн.- ср. с 11:00 до 19:00)

 

banner KP

banner EA1